ru
Unavailable
this book isn’t available at the moment
Want to read

Бодался теленок с дубом

В очерках описываются события с середины 1950-х по 1974 год включительно (высылка автора из СССР и начало жизни за границей). Значительную часть очерков занимает описание литературных встреч и событий, связанных с журналом «Новый мир» и его главным редактором А.Т. Твардовским.
more
Impression
Add to shelf
Already read
660 printed pages

ImpressionsAll

Yuri Jakor
Yuri Jakorshared an impressionlast year

В русской литературе больше нет автора со столь прекрасным, "вкусным" языком как у Александра Солженицына. Его читать, как пить холодную ключевую воду жарким днем. Напиться невозможно. Хочется еще и еще.
В русской литературе нет более самовлюбленного автора, чем Александр Солженицын. Даже Эдуард Лимонов смотрит на себя с большей иронией и самокритикой. Александр Исаевич же видит себя Большим Русским Писателем, Гением. У него есть Миссия. (все, разумеется, с больших букв). Потому читать мемуары Александра Исаевича, если ты не считаешь Солженицына гением и едва ли не Мессией (не важно уж лагерным или просто голосом всего русского народа) то читать "теленка" несколько неуютно.
"Теленок" повествует о видимо самом любопытном моменте биографии Солженицына от публикации "Ивана Денисовича" и до высылки автора из страны. Противостояние с Союзом, борьба за свои тексты, сотрудничество с Твардовским и Сахаровым, Нобель.
Это безумно интересно. И язык. Но ни капли самоиронии

QuotesAll

o
ohas quoted9 months ago
закон поэзии - быть выше своего гнева и воспринимать сущее с точки зрения вечности.
А написанного всего так много, а читать людям всё меньше досуга, что кажется: мемуары писать да ещё литературные - не совестно ли?
Двадцать лет, тысячи ртов, они дружно дудели в армейскую дуду - и тема не была исчерпана!
Всё негодование могло укипеть только в очередную книгу, а этого тоже нельзя, потому что закон поэзии - быть выше своего гнева и воспринимать сущее с точки зрения вечности.
Тут сложилось так, что у А. Т. произошло столкновение с Лебедевым из-за Эренбурга. Поликарпов ("отдел культуры" ЦК) и Лебедев хотели, чтоб отклонение последней части эренбурговских мемуаров взял на себя Твардовский, то есть, чтоб они не были "запрещены цензурой", но "отклонены редакцией". А. Т. ответил им с достоинством: "Не я его сделал лауреатом, и депутатом, и борцом за мир. Я вообще не его поклонник. Но раз уж он и лауреат, и депутат, и всемирно известен, и за 70 лет - значит, надо печатать, что б он ни написал".
То не диво, когда подпольщиками бывают революционеры. Диво - когда писатели.
на шею мне петля уже два года как наложена, но не стянута, а наступающею весной я хочу головой легонько рвануть. Петля ли порвётся, шею ли сдушит - предвидеть точно нельзя

On the bookshelvesAll

Вячеслав Суриков

Книги, которые меня сочинили

MAXIM RUSSIA

Мужская библиотека журнала MAXIM

Мария Медвинская

Художественная

vladshvets

Александр Солженицын

Related booksAll

Related booksAll

Александр Солженицын

Как нам обустроить Россию

Александр Солженицын

Случай на станции Кочетовка

Александр Солженицын

Красное колесо. Узлы V - XX. На обрыве повествования

Александр Солженицын
Об­ра­зо­ван­щина

Александр Солженицын

Образованщина

Александр Солженицын

Размышления над Февральской революцией

Александр Солженицын

Красное колесо. Узел III. Март Семнадцатого. Книга 1

Александр Солженицын

Красное колесо. Узел III. Март Семнадцатого. Книга 2

On the bookshelvesAll

Книги, которые меня сочинили

Мужская библиотека журнала MAXIM

Художественная

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)