ru
Unavailable
this book isn’t available at the moment
Want to read

Утопия 14

Вы — в мире умных машин. В мире машин слишком умных, чтобы человек, владеющий ими, был счастлив. Вы — в «дивном новом мире» потребительской цивилизации, где «человек разумный» практически вынужден обратиться в «человека благополучного». Вы — в машинном раю, в коем выбор прост и жесток: смириться и утратить свою человеческую сущность или из последних сил рвануться, выломиться из электрического Эдема.
Вы уверены, что способны победить? Уверены? А что вы станете делать после победы?..
more

ImpressionsAll

Ilya Zorin
Ilya Zorinshared an impressionlast year
👍
🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable

So wise wow

Konstantin Kosmatov
Konstantin Kosmatovshared an impressionlast year

Меня, как инженера, в романе Воннегута смутило довольно примитивное описание утопического индустриального общества. Даже делая поправку на то, что автор сделал упор на социальные аспекты, книга оставляет впечатление не настолько сильное, и читается не так легко, как, например, роман Замятина «Мы»

Gleb Sologub
Gleb Sologubshared an impression2 years ago
👍
🚀Unputdownable

Очередная книга в жанре антиутопии, возможно даже лучшая из того, что я читал.
Жутко интересно и сюжетное развитие непредсказуемое, до самого конца не понимаешь, к чему автор клонит, на чьей стороне и за кого болеет)
Странно, воннегутовским особенным фирменным стилем здесь и не пахнет. Вполне такой человеческий язык, без особых изысков. Может переводчик решил особо не заморачиваться?

Danila Smirnov
Danila Smirnovshared an impressionlast year
💤Borrrriiinnng!

Tatyana Dmitrieva
Tatyana Dmitrievashared an impressionlast year
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🚀Unputdownable

Максим
Максимshared an impressionlast year

Неплохо. Дальше будет лучше.

🚀Unputdownable

Сейчас создано множество утопий и антиутопий, но мало где это показано так символично, как здесь

QuotesAll

Действительно, кажется просто ужасным, что все когда-то было иначе, не правда ли? Разве не смешно было собирать людей в определенное место и держать их там целый день только для того, чтобы воспользоваться их мыслями. А потом — перерыв, и опять мышление, и опять перерыв, да так просто невозможно мыслить.
Если бы вдруг мост через Ирокез оказался взорванным, это мало изменило бы обычное течение жизни. И по ту и по другую сторону реки, пожалуй, не найдется желающих общаться между собой, и наведываться на тот берег их может заставить разве что простое любопытство.
Во время войны в сотнях таких же айлиумов управляющие
Солдаты, пустота существования которых была хотя бы прикрыта блестящими пуговицами и пряжками, ворсистой саржей и лакированной кожей, не действовали на Пола столь угнетающе, как кррахи
Образование тоже не что иное, как подсовывание идей, реклама.
Раньше имелось множество окольных путей, чтобы какой-нибудь тупица мог выбиться в великие люди, но теперь машины с этим покончили.
Он никого не трогает, — произнес старик извиняющимся тоном.
— Просто он немного не в себе от старости и слепоты и никогда не знает, что к чему. — Он провел своими большими ладонями по толстым бокам пса. — Это старый и добрый пес.
Жалобы кондуктора, так же как и вопли многих остальных, раздавались не потому, что у них отобрали работу и передали ее машинам — вещь, несомненно, несправедливая, — а потому что машины недостаточно совершенны.
закон, а не соревнование между множеством людей, которым платят за то, что они умеют все вывернуть наизнанку и будут смеяться, врать и жульничать по приказу любого, кто заплатит им достаточно за их смех, вранье и жульничество.
— Какое там, к черту, образование! Запомни, нет никого, кто был бы уж такой образованный, чтобы нельзя было за шесть недель узнать девяноста процентов всего, что он знает. А остальные десять процентов — простая декорация.
— Понимаю, сэр.
— Приведи ко мне специалиста, и я докажу тебе, что это всего-навсего человек, у которого хватило ума на то, чтобы отрыть себе норку, в которую он может прятаться.
— Понимаю, сэр.
— Почти никто, Пол, ни в чем не разбирается. Просто плакать хочется, когда посмотришь, насколько не подходит большинство людей к своей специальности. Если ты хоть немного научишься что-то делать, ты уже будешь одноглазым в царстве слепых.
люди, разрушающие какую-либо систему, всегда вызывают восхищение у тех, кто покорно следует этой системе.
Сейчас ему важно было только, чтобы кошка освоилась с новой для нее обстановкой.
Все, о чем вы думаете, вы думаете только потому, что вам кто-то подсунул эту мысль. Образование тоже не что иное, как подсовывание идей, реклама.
Лешер пожал плечами.
— Черт, пророчества — это крайне неблагодарное занятие, и история по-своему, ретроспективно, показывает нам, каковы логические решения всяких страшных заварушек.
Он опять поместит меня в центр, а я хочу оставаться как можно ближе к грани, но не переваливая за нее. Там, на грани, можно разглядеть многие вещи, которых не рассмотришь из центра. — Он покачал головой. — Это большие и немыслимые вещи — люди, находящиеся у грани, видят их первыми.
Главная задача человечества состоит в том, чтобы делать человеческое существование приятным и полезным, – сказал Пол, – а не превращать людей в придатки машин, учреждений или систем.
Пол с огорчением подумал, что люди, разрушающие какую-либо систему, всегда вызывают восхищение у тех, кто покорно следует этой системе.
прошлое как бы признавало свою убогость, и человек, перенесясь из этого прошлого в настоящее, мог сразу определить, что человечество за это время проделало большой путь.
Какое там, к черту, образование! Запомни, нет никого, кто был бы уж такой образованный, чтобы нельзя было за шесть недель узнать девяноста процентов всего, что он знает. А остальные десять процентов – простая декорация.
– Понимаю, сэр.
– Приведи ко мне специалиста, и я докажу тебе, что это всего-навсего человек, у которого хватило ума на то, чтобы отрыть себе норку, в которую он может прятаться.
– Понимаю, сэр.
– Почти никто, Пол, ни в чем не разбирается. Просто плакать хочется, когда посмотришь, насколько не подходит большинство людей к своей специальности. Если ты хоть немного научишься что-то делать, ты уже будешь одноглазым в царстве слепых.
Карточный домик рушится, и наступает страшное похмелье.
Беда не в знаниях, а в том, для чего их используют.

On the bookshelvesAll

Book AVENUE

Классическая антиутопия

janlynn

Фантастика

Konstantin Kosmatov

Антиутопии

Alena Burney

Утопия и Антиутопия

Related booksAll

Related booksAll

Курт Воннегут

Синяя борода

Курт Воннегут

Мать Тьма

Курт Воннегут

Времетрясение

Курт Воннегут

Завтрак для чемпионов, или Прощай, черный понедельник

Курт Воннегут

Сирены Титана

Курт Воннегут
Га­ла­па­госы

Курт Воннегут

Галапагосы

Курт Воннегут

Долгая прогулка — навсегда

On the bookshelvesAll

Классическая антиутопия

Фантастика

Антиутопии

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)