Евгений Замятин

Десятиминутная драма

    Саша Борденюкhas quoted4 years ago
    Здесь, по законам драматургии, нужна была пауза – чтобы нервы у зрителей натянулись, как струна. Эту паузу заполнил кондуктор: он торопился к месту действия, чтобы выполнить свой долг христианина и главы пассажиров. Он схватил мастерового за рукав:
    – Гражданин, гражданин! Полегче! Тут не полагается!
    Саша Борденюкhas quoted4 years ago
    Кроме автора, никто из присутствующих не подозревал, что сейчас они станут действующими лицами в моем рассказе, с волнением ожидающими развязки десятиминутной трамвайной драмы.
    Действие открылось возгласом кондуктора:
    – Благовещенская площадь, – по-новому площадь Труда!
    Мария Сухановаhas quoted7 years ago
    – Ну-ка! Ты! Подними-ка личико! – сказал мастеровой. Прекрасный молодой человек растерянно, покорно поднял запряженное в очки лицо, глаза его под стеклами замигали. Трамвай все еще стоял. У окаменевшего кондуктора не было силы протянуть руку к звонку. Мастеровой шаркнул огромными валенками и поднял руку над «членом капитала».

    – Ну, – сказал он, – я слезу и, может, никогда тебя больше не увижу. А на прощанье – я тебя сейчас…

    Кондуктор, затаив дыхание и предчувствуя развязку, протянул руку к звонку.

    – Стой! Не смей! – крикнул мастеровой. – Дай кончить! Кондуктор снова окаменел. Мастеровой покачался секунду, как будто прицеливаясь, – и закончил фразу:

    – На прощанье… Красавчик ты мой – дай я тебя поцелую!

    Он облапил растерянного молодого человека, чмокнул его в губы – и вышел.

    Секундная пауза – потом взрыв: трамвайная аудитория надрывалась от хохота, трамвай грохотал по рельсам все дальше – сквозь ветер, тьму, вдоль замерзшей Невы.
    KatyaTrhas quoted7 years ago
    Этот возглас был прологом к драме, в нем уже были налицо необходимые данные для трагического конфликта: с одной стороны – труд, с другой стороны – нетрудовой элемент в виде архангела Гавриила, явившегося деве Марии.
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)