Read

Жизнь коротка (сборник)

Сергей Довлатов — один из наиболее популярных и читаемых русских писателей конца XX — начала XXI века. Его повести, рассказы и записные книжки переведены на множество языков, экранизированы, изучаются в школе и вузах. «Заповедник», «Зона», «Иностранка», «Наши», «Чемодан» — эти и другие удивительно смешные и пронзительно печальные довлатовские вещи давно стали классикой. «Отморозил пальцы ног и уши головы», «выпил накануне — ощущение, как будто проглотил заячью шапку с ушами», «алкоголизм излечим — пьянство — нет» — шутки Довлатова запоминаешь сразу и на всю жизнь, а книги перечитываешь десятки раз. Они никогда не надоедают.
more
Impression
Add to shelf
Already read
121 printed pages

ImpressionsAll

Sasha Vasilieva
Sasha Vasilievashared an impression8 months ago
🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable
😄LOLZ
💧Soppy

"Встретились, поговорили"

Denis An
Denis Anshared an impression3 months ago
👍
💞Loved Up
🚀Unputdownable

Ярко, образно и жизненно. Довлатов на высоте.

Igor Ivanov
Igor Ivanovshared an impression11 months ago
👍

Zoe Timofeeva
Zoe Timofeevashared an impressionlast year
👍
🚀Unputdownable

Milana Ilinskaya
Milana Ilinskayashared an impressionlast year
👍
🚀Unputdownable

👍

Не на высоте, по сравнению с другими произведениями Довлатова, но тем не менее неплохо. Почитать можно.

QuotesAll

Я не жалею о пережитой бедности. Если верить Хемингуэю, бедность — незаменимая школа для писателя. Бедность делает человека зорким. И так далее.
Любопытно, что Хемингуэй это понял, как только разбогател…
Все люди жестоки по-разному. Мужчины, например, грубят и лгут. Изворачиваются, как только могут. Однако даже самый жестокий мужчина не крикнет тебе: «Уходи! Между нами все кончено!..» Что касается женщин, то они произносят все это с легкостью и даже не без удовольствия: «Уходи! Ты мне противен! Не звони мне больше!..»
Ведь материнская и отцовская любовь — совершенно разные. У матери это прежде всего — кровное чувство. А у отца — душевное влечение. Отцы предпочитают тех детей, которые рядом. Пусть они даже и не родные. Потому-то злые отчимы встречаются гораздо реже, чем сердитые мачехи. Это отражено даже в народных сказках…
ты думаешь, это грех — любить мужа больше, чем сына?
— Не знаю. Я думаю, у любви вообще нет размеров. Есть только — да или нет.
Заходите после двух — лет через шесть…
Жди меня, и я вернусь, только очень жди,
Жди, когда наводят грусть желтые вожди…
В мутной, как рассол, Фонтанке тесно плавали листья.
Все разоренные народы — близнецы…
Вмиг облетает с человека шелуха покоя и богатства. Тотчас обнажается его израненная, сиротливая душа…
Я не жалею о пережитой бедности. Если верить Хемингуэю, бедность — незаменимая школа для писателя. Бедность делает человека зорким. И так далее.
Как обычно, не хватило спиртного, и, как всегда, я предвидел это заранее. А вот с закуской не было проблем. Да и быть не могло. Какие могут быть проблемы, если Севастьянову удавалось разрезать обыкновенное яблоко на шестьдесят четыре дольки?!.
Lo
Lohas quoted3 months ago
Кроме того, человеческое безумие — это еще не самое ужасное. С годами оно для меня все более приближается к норме. А норма становится чем-то противоестественным.
Нормальный человек бросил меня в полном одиночестве. А ненормальный предлагает кофе, дружбу и чулан…
Тут я задумался. Все люди жестоки по-разному. Мужчины, например, грубят и лгут. Изворачиваются, как
Лирическая песня: «Ты еще жива, моя старушка!..»
Все люди жестоки по-разному. Мужчины, например, грубят и лгут. Изворачиваются, как только могут. Однако даже самый жестокий мужчина не крикнет тебе: «Уходи! Между нами все кончено!..»
Короче, Шаблинский был нормальным человеком. Если и делал подлости, то без ненужного рвения
порядочный человек тот, кто делает гадости без удовольствия…
Наступила оттепель. В доме известного художника Гаспаряна собирались молодые люди. В основном поэты. Здесь их подкармливали, а главное — терпеливо выслушивали.
Метафоры являлись ночью, когда он уже лежал в постели. Записывать их маэстро ленился. Раньше они хранились в памяти до утра. Сейчас, как правило, он не без удовольствия забывал их.
Пускай кругом бардак — есть худшие напасти! Пусть дует из окна. Пусть грязен наш сортир… Зато — и это факт — тут нет советской власти. Свобода — мой девиз, мой фетиш, мой кумир!
Тут я задумался. Все люди жестоки по-разному. Мужчины, например, грубят и лгут. Изворачиваются, как только

On the bookshelvesAll

Светлана Варфоломеева

Современная проза

armeshka

Довлатов

Lena Kolobanova

Читать- не перечитать

Андрей

Классика советская

Related booksAll

Related booksAll

Сергей Довлатов

Представление (сборник)

Сергей Довлатов

Ремесло

Сергей Довлатов

Филиал

Сергей Довлатов

Наши

Сергей Довлатов

Блеск и нищета русской литературы

Сергей Довлатов

Компромисс

Сергей Довлатов

Иностранка

On the bookshelvesAll

Современная проза

Довлатов

Читать- не перечитать

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)