Премудрость в Ветхом Завете

Статья из сборника «АЛЬФА И ОМЕГА» № 1, 1994г. (стр.25–38)
more
Impression
Add to shelf
Already read
16 printed pages

QuotesAll

мировоззрение это обнаруживает одну важную, бросающуюся в глаза и подлежащую постоянному учету особенность. Оно систематически рассматривает ценности, которые мы назвали бы интеллектуальными, как нечто несравнимо большее. Тонкость ума, имея своим началом и корнем «страх Божий» (Прит. 1:7; 9:10, ср. 15:33 и сл., также Иов 28:28 и проч.), представляет собой прежде всего иного особую чуткость к постижению воли Божьей и особую способность к се исполнению. Самый прозаичный здравый смысл, ограждающий человека от глупостей и безумств в каждодневной жизни, имеет высшей задачей оградить от греха. Премудрость проявляется в точном следовании Торе и на шкале ценностей почти совпадает с Торой. «Вот, - обращается Моисей к народу, - я научил вас постановлениям и законам, как повелел мне Господь, Бог мой. (...) Итак, храните и исполняйте их; ибо в этом мудрость ваша и разум ваш перед глазами народов, которые, услышав о всех сих постановлениях, скажут: "только этот великий народ есть народ мудрый и разумный"» (Втор. 4:5-6). Та же мысль неоднократно звучит в псалме 118/119:
Заповедью Твоею Ты соделал меня мудрее врагов моих;
ибо она всегда со мною.
Я стал разумнее всех учителей моих; ибо размышляю о
поучениях Твоих. Я сведущ более старцев;
ибо повеления Твои храню.
(ст. 98-100)

Радикальная противоположность такой Премудрости — тот персонаж псалмов 13/14 и 52/53, который выговорил «в своем сердце», т.е. в средоточии своей негодной, невоспитанной, нездравой мысли: «нет Бога». Как бы мы ни переводили примененное к нему слово [навал] — «глупец», «безумец» или иначе, — очевидно, что имеется в виду отсутствие того особого ума, о котором только что шла речь.
От легендарных времен Соломона, царя писцов и мудрецов, при котором общие для цивилизованных земель Ближнего Востока культурные стандарты, в том числе навыки мысли и поведения сословия писцов, нашли себе путь в жизнь народа Божьего, и до эпохи эллинизма, породившей девтерокаиопический эпилог «саниенпиальной» литературы, — константой традиции, о которой мы говорим, остается нерасторжимое единство сакрального интеллектуализма, предполагающего, что праведность — непременное условие тонкости ума, но и тонкость ума — непременное условие полноценной праведности:
Только тот, кто посвящает свою душу размышлению
о законе Всевышнего, будет искать мудрости всех
древних и упражняться в пророчествах.

Он будет замечать сказания мужей именитых и углубляться в тонкие обороты притчей; будет исследовать сокровенный смысл изречений и заниматься загадками притчей (…)

Сердце свое он направит к тому, чтобы с раннего утра обращаться ко Господу, Творцу его (...)
Он покажет мудрость своего учения, и будет хвалиться законом завета Господня.

Сир. 39:1 -3, 6, 10
Напротив тому:
В лукавую душу не войдет премудрость и не будет
обитать в теле, порабощенном греху.

Прем. 1:4
Позднее мы встречаем очень энергично заявленное утверждение сакрального интеллектуализма в Талмуде, например: «Грубый человек не страшится греха, и невежда не может быть свят, (...) и нетерпеливый не может учить, и тот, кто занят торгом, не может стать мудрым» (Pirqe Abot II 5). «Невежда не может быть свят» — это уже специфический мотив талмудического презрения к ;-ni z~: [ам Ьаарэц "невежда", букв, "народ земли"], с христианской точки зрения непозволительного. Возвращаясь, однако, к библейским текстам, мы бел труда понимаем, почему слово rhz: [певала], означающее свойство «глупости», носитель которого, hz: [навал], так часто упоминается в них для обозначения тяжкого греха: отроковица, впавшая в блуд, совершила -rz: [невала] среди Израиля и должна быть казнена (Втор. 22:21); старик из колена Ефрема умоляет жителей Гивы не насиловать гостя, лицо, священное по всем патриархальным законам, и не творить г":; [невала] (Суд. 19:22-23); это же слово применено к инцестуозному насилию, совершенному Амноиом, сыном Давида, над Фамарыо (2 Цар. 13:12).
Итак, мы неизменно видим, что в плане аксиологическом Премудрость выступает как ценность сакральная; где ее нет - там грех.
Премудрость созывает и приглашает к себе всех, кто се слышит (например, 9:4-5); но и блудница зазывает к себе.
Таргум Иерушальми, древ­нее переложение Торы на арамейский язык, заменяет начальные слова Книги Бытия «В начале сотворил Бог небо и землю» поясня­ющим вариантом: «В Премудрости (scrn [бе-хухема]) сотворил Бог небо и землю».

On the bookshelvesAll

Сокровище благих, Душе истины, Светлана Ефимова-Сосновская

Светлана Ефимова-Сосновская

Сокровище благих, Душе истины

Related booksAll

Related booksAll

Сергей Аверинцев
Хри­сти­ан­ство в ис­то­рии ев­ро­пей­ской куль­туры

Сергей Аверинцев

Христианство в истории европейской культуры

Сергей Аверинцев
Ви­зан­тия и Русь: два типа ду­хов­но­сти

Сергей Аверинцев

Византия и Русь: два типа духовности

Сергей Аверинцев
Бе­седы о куль­туре

Сергей Аверинцев

Беседы о культуре

Сергей Аверинцев
Ан­тич­ный ри­то­ри­че­ский идеал и куль­тура Воз­рож­де­ния

Сергей Аверинцев

Античный риторический идеал и культура Возрождения

Сергей Аверинцев
Ви­зан­тий­ский куль­тур­ный тип и пра­во­слав­ная ду­хов­ность

Сергей Аверинцев

Византийский культурный тип и православная духовность

Сергей Аверинцев
Сим­во­лика ран­него сред­не­ве­ко­вья

Сергей Аверинцев

Символика раннего средневековья

Сергей Аверинцев
Хри­сти­ан­ская фи­ло­со­фия как про­блема для себя са­мой

Сергей Аверинцев

Христианская философия как проблема для себя самой

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)