Никто не заплачет, Полина Дашкова
ru
Books
Полина Дашкова

Никто не заплачет

Ирина Осипенко
Ирина Осипенкоhas quoted3 months ago
Наверное, смерть всегда бывает грубой и пошлой…
Ирина Осипенко
Ирина Осипенкоhas quotedlast year
Какой-то папин аспирант воровал чужие идеи, когда папа узнал об этом, был страшно подавлен и возмущен. Мама говорила: скажи ему прямо, что он вор. А папа отвечал – зачем? Мама настаивала: ему должно быть стыдно! А папа сказал: если ему не было стыдно так поступать, значит, ему это чувство вообще не знакомо. Бывает, человек рождается с каким-нибудь физическим уродством, так вот, бессовестность – это тоже вроде врожденного уродства. Это не лечится.
Ирина Осипенко
Ирина Осипенкоhas quotedlast year
– А зовут тебя как?

– Соня.

– Меня Вадик. Слушай, хочешь, я тебе мое гнездо покажу?

– Покажи, – кивнула Соня.

– Слабо на тополь залезть?

– Да запросто. – Соня посмотрела на огромный тополь, который рос в глубине двора. – Это у тебя там, что ли, гнездо?
Асель
Асельhas quoted2 years ago
Пес сел, потом лег, потом опять встал, протянул лапу, отчаянно замахал лохматым рыжим хвостом, пару раз тявкнул и уставился на Веру большими, карими, очень печальными глазами.
formula07
formula07has quoted2 years ago
Мальчик молча взял зеленый пластиковый кубик у нее из рук, легко размахнулся и ударил углом по дорогим очкам доктора.
От неожиданности женщина дернула головой, очки слетели на пол, но не разбились. Ребенок молнией спрыгнул со стула и аккуратно, жесткой подошвой казенного сандалика раздавил стекла очков, растер по полу, словно это было какое-то мерзкое насекомое. При этом с лица его не сходила вполне осмысленная, спокойная улыбка. Он смотрел в глаза докторше. Казалось, он с любопытством и с удовольствием наблюдает за ее реакцией.
– Так, ну здесь все понятно, – сказала врач, поднимая с пола то, что минуту назад было очками, осматривая итальянскую тонкую оправу и прикидывая, можно ли будет ее починить, вставить новые стекла. – Типично олигофреническая агрессия.
Она бережно завернула оправу в чистый носовой платок, спрятала в карман белоснежного халата и уже уверенной, не дрогнувшей рукой написала в личном деле Коли Козлова: «Диагноз: олигофрения в стадии дебильности».
Wi Fi
Wi Fihas quoted4 years ago
Ну не может такая вещь в комиссионке на Арбате просто так лежать.
Ирина Осипенко
Ирина Осипенкоhas quoted5 years ago
Новый Арбат кто-то назвал «вставными челюстями Москвы». Этот панельный переулок в старом микрорайоне, среди старых, в основном дореволюционных строений, тоже был чем-то вроде маленьких вставных челюстей.
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)