Туве Янссон

Мемуары Муми-папы

Однажды летом, в самую жару, Муми-папа умудрился простудиться. Никогда не знаешь, чем закончится простуда — особенно если подхватил её впервые в жизни, — так что лучше заранее позаботиться о том, чтобы остаться в памяти грядущих поколений. А ведь до того как сделаться почтенным отцом семейства, Муми-папа был искателем приключений, бороздил речные и морские просторы на корабле с поэтичным названием «Морзкой оркестор», жизнь его была полна невероятных происшествий, трагических поворотов и героических деяний. Чтобы поведать обо всём этом, простуженный Муми-папа начинает писать мемуары, которые, вне всякого сомнения, послужат отрадой и уроком его потомкам (а заодно и нам с вами). Книга, которую вы держите в руках, — настоящее событие. Впервые за долгие годы весь цикл о муми-троллях заново переведён на русский язык! Тем, кто уже знаком с обитателями Муми-долины, будет любопытно по-новому взглянуть на их приключения. А тем, кому первая встреча со сказочным миром Туве Янссон только предстоит, можно лишь по-хорошему позавидовать!
176 printed pages

Related books

Other versions

Impressions

    hank owlshared an impressionlast year
    👍Worth reading
    💀Spooky

    У мужа 37 и два

    Ну, значит, начинается все с того, что муми-папаша исполнил знаменитую интернациональную арию умирающего мужа. Цитирую:

    "С лицом измученным и серым,
    На белой, смятой простыне,
    Как жертва бешеной холеры,
    Лежит коленками к стене,
    Протяжно стонет как при родах,
    Трясется градусник в руках,
    Вся скорбь еврейского народа
    Застыла в суженных зрачках,
    По волевому подбородку
    Струится пенная слюна,
    Он шепчет жалобно и робко:
    "Как ты с детьми теперь одна???"
    В квартире стихли разговоры,
    Ночник горит едва-едва,
    Темно... опущены все шторы…
    У мужа тридцать семь и два."

    И так исстрадался, и так всех задолбал, что ему предложили написать мемуары на случай внезапной смерти. И тут я с интересом, но не с удивлением, узнала, что он не только бегунок от родительской ответственности и алиментов. Он еще и законченный, махровый нарцисс и хемулененавистник. Бедной тетке-хемулихе, воспитавшей его с пеленок, доставалось только так, рушил стервец ей нервную систему. А когда дитя выросло, то начало поливать ее честное имя на всех углах. Красавец, чо. В общем, отличненький набор "распрекраснейших" качеств.

    Всю мемуарину муми-папаша натряхивается, нахваливая себя любимого и исключительного и восхитительного. И мечтает стать знаменитым, ничего не делая для этого, а если и делает, то не забывает напомнить: "Вот ежели я сгибну, не забудьте поставить мене огромадный памятник." И, конечно же, обзаводится друзьями, которые как раз что-то и умеют или ленятся, но не бахвалятся, как некоторые, а он примазывается и на отличненько стоит рядом. Молодчина. Одна радость, чему-то и он таки учится рядом с дельными существами и по концовке может худо-бедно сколотить дом и меблишку.

    В этой истории появляются новые персонажи, которые распрекрасно вписываются в муми-банду. Патологическая врунья и скандалистка мюмла и ее младшая сестра мю, по ходу законченнный социопат.

    И, конечно же, муми-папаша вылавливает в море муми-мамашу. И нет никаких сомнений в том, что только временное помутнение разума, связанное с сильнейшей психологической травмой, ибо она чуть не утонула, стало причиной ее несчастного замужества с этим безответственным и беспутным нарциссом.

    И еще очень важный момент в истории. Мы узнаем, что семья мумика еще ничего. Его хотя бы не бросила мамаша. А снусмумрик и снифф - сироты при живых родителях, которые шатаются не пойми где и в финале припираются до муми-дому к подросшим детям. И, как альхены, из "12-ти стульев" Ильфа и Петрова стесняются и мнутся на пороге, потупив глазки.

    Короче говоря, в общем и в целом это история о кошмарных родителях и брошенных детях, которые выживают абы как в огромном и полном опасностей мире...

    Nadia Minkinashared an impression17 days ago

    Классная книга

    Сэр Пухshared an impression2 years ago
    👍Worth reading

    8

Quotes

    b8844870048has quotedlast year
    И вот пришла и так же быстро ушла пора летнего солнцестояния (когда, кстати говоря, у Мюмлы родилась ещё одна дочка, которую назвали Мю, что означает «меньше-не-бывает»), цветы распустились и стали яблоками или ещё чем-нибудь вкусным и были съедены, и меня, уж сам не знаю как, затянуло в опасную трясину повседневности, вплоть до того, что я посадил бархатные розы на капитанском
    Alexander Bogomolovhas quoted15 days ago
    Каждый, кем бы он ни был, совершивший какое-либо достойное — или кажущееся достойным — деяние, если он добродетелен и правдив, должен собственноручно описать свою жизнь, однако начинать это предприятие следует не раньше, чем он достигнет сорока лет
    dorothyhas quoted3 months ago
    А потом наступила весна, сыгравшая столь важную роль в моём развитии. Сперва я и не понял, что она пришла лично ко мне. Я слышал, как пищат, жужжат и бормочут все те, кто пробуждается от зимней спячки и торопится встречать весну. Я видел, как спешат пробиться из земли побеги на идеально симметричном огороде Хемулихи, как они вытягиваются от нетерпения. По ночам пели новые ветра. И запахи стали другими. Пахло переменами. Я водил носом и принюхивался, лапы у меня болели, оттого что так быстро росли, но я пока ещё не понимал, что всё это происходит только ради меня одного.

On the bookshelves

fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)