Kazuo Ishiguro

Klara and the Sun

Notify me when the book’s added
To read this book, upload an EPUB or FB2 file to Bookmate. How do I upload a book?
Klara and the Sun is a magnificent new novel from the Nobel laureate Kazuo Ishiguro—author of Never Let Me Go and the Booker Prize-winning The Remains of the Day.
Klara and the Sun, the first novel by Kazuo Ishiguro since he was awarded the Nobel Prize in Literature, tells the story of Klara, an Artificial Friend with outstanding observational qualities, who, from her place in the store, watches carefully the behavior of those who come in to browse, and of those who pass on the street outside. She remains hopeful a customer will soon choose her.
Klara and the Sun is a thrilling book that offers a look at our changing world through the eyes of an unforgettable narrator, and one that explores the fundamental question: what does it mean to love?
In its award citation in 2017, the Nobel committee described Ishiguro's books as “novels of great emotional force” and said he has «uncovered the abyss beneath our illusory sense of…
This book is currently unavailable
309 printed pages

Impressions

    Tatiana Teterevlevashared an impression6 months ago

    Что ж, первые отзывы уже появились. Общий мотив в них, помимо полагающихся (и заслуженных) похвал автору-нобелиату, — осторожное (или не очень) недоумение по поводу отсутствия внятной морали на злободневную тему «про роботов».
    Действительно, если помещать этот роман в контекст исключительно актуального — как написала всем известная Телеграм-Рыба: «Природа человека (вновь, как в "Не отпускай меня" с заходом в тему "если нечто неотличимо от человека, что даёт нам право думать, будто оно не человек"), генная инженерия - ее опасность и неизбежность, конкуренция человека и машины и социальные последствия этой конкуренции - вот, так сказать, интеллектуальная "прошивка" романа» — то действительно получается, что автор чего-то там в конце не допридумал. Точно такое же осторожное недоумение, кстати, сопровождало попытки втиснуть в рамки фэнтези «Погребённого великана».
    Так вот, мне кажется, что «прошивка» у нового романа несколько иная. Здесь, вероятно, стоит, хотя бы поначалу, прислушаться к самому автору. Исигуро в ответ на предложение определить место Клары в ряду персонажей научной фантастики об искусственном интеллекте — наподобие Эдди из «Автостопом по Галактике» или андроида Адама из “Машин как я» Иэна Макьюэна, — ответил, что Клара происходит совсем из другой традиции. «Клара больше напоминает куклу или мягкую игрушку из детских книжек. Во всяком случае, именно из этого я исходил» (подкаст The Economist Asks от 4 марта).
    Итак, Клара — это Винни-Пух конца XXI века. Или Плюшевый Кролик (Velveteen Rabbit из не менее известной в англоязычном мире сказки Марджери Уильямс), помещённый в контекст цивилизации, где нейросети стали частью повседневной реальности. Где роботы заняли большинство рабочих мест, образование окончательно стало дистанционным, а умение общаться вживую для детей — не обыденный навык, а предмет специально организуемых тренировок. Этот контекст, безусловно, сам по себе интересен, но, по-моему, это именно контекст.
    И в этом смысле «Клара и солнце», несмотря на то, что главная героиня — андроид AF (Artificial Friend / Искусственный Друг), — это роман не столько о актуальном и будущем, сколько о вечном. У кого из нас в раннем детстве не было такого искусственного друга, плюшевого, пластмассового или тряпичного? И если помните, мы с ним разговаривали без всяких там нейросетей. Кстати, где они, наши AF, сейчас? Кто из них благополучно пережил все эти наши юности-взросления-ремонты-переезды? И что было бы, если бы они и вправду были… какие?
    Клара — по сути игрушка, предназначенная избавлять ребёнка от одиночества и в силу этого наделённая наблюдательностью в отношении человеческих эмоций. Может ли она со-чувствовать на самом деле? Или она просто анализирует эмоции и обучается адекватно их «отзеркаливать»? И если первое — то эта способность к эмпатии делает ли её подобной человеку (то есть «живой», «настоящей»)? И если да — то может ли она заменить «живого», «настоящего» уникального человека?
    Что делает человека уникальным, если технологии позволяют полностью его воспроизвести — не только телесный облик, но и особенности характера и поведения? Если сам человек изменчив настолько, что иногда кажется, что, потакая другим, он предаёт себя?
    На эти вопросы Исигуро даёт, по-моему, вполне определённый ответ. Уникальность заключена не столько в самом человеке, сколько в том, какое место этот человек занимает в сердцах других людей (высокий стиль, аха, но Исигуро пишет именно о «сердце в поэтическом смысле слова»), в истории наших с этим человеком отношений, наших чувств к нему:
    «…наука теперь вне всяких сомнений доказала, что в моей дочери нет ничего уникального, ничего такого, что наши современные инструменты не могут раскопать, скопировать, передать. Что люди жили друг с другом всё это время, столетиями любили и ненавидели друг друга, и всё это основывалось на ошибочных представлениях, было своего рода суеверием, которого мы держались, пока не знали лучшего. Вот как это видит Капальди, и есть часть меня, которая боится, что он прав. Крисси же не похожа на меня. Возможно, она сама ещё этого не осознает, но она никогда не позволит уговорить себя. И неважно, насколько хорошо ты сыграешь свою роль, Клара, неважно, как сильно она хочет, чтобы это сработало, Крисси просто не сможет этого принять».
    Все эти вопросы— что делает кого-либо уникальным, самим собой, «настоящим» — сложно назвать новыми (почему-то вспомнилось «Возвращение Мартена Герра»), и ответы на них, конечно, стоит искать не только в посвящённой андроидам научной фантастике.
    Так же, впрочем, как и ответ на вопрос, что чувствуют наши игрушки, когда мы из них вырастаем (и, как положено взрослым, убеждаем себя в том, что не чувствуют ничего).
    И в этом смысле в концовке «Клары» ровно те же настроение, «дым и зеркала» (опять-таки цитируя Рыбу), что и в завершающих строчках Винни-Пуха:
    «Джози обняла меня. Она стала выше, чем я, поэтому ей пришлось немного наклониться; она положила подбородок на мое левое плечо, и ее длинные густые волосы закрыли часть моего зрения. Отстранившись, она улыбалась, но я заметила и некоторую грусть. Именно тогда она сказала: «Думаю, тебя здесь может не быть, когда я вернусь. Ты была просто великолепна, Клара. На самом деле».- «Спасибо, — сказала я.— Спасибо, что выбрала меня». «Без проблем». Затем она снова обняла меня, на этот раз коротко, и снова отступила. «Пока, Клара. Будь умницей». - «До свидания, Джози».
    P.S. Существует ли в мире нейросетей Зачарованное место, где «маленький мальчик будет всегда, всегда играть со своим медвежонком»?

    Natalya Nekrasovashared an impression6 months ago
    👍Worth reading

    Анастасия Евченкоshared an impression6 months ago
    👍Worth reading

Quotes

    таняhas quoted2 months ago
    When he’d posed his question – about children really understanding what it meant to love – I believe he was already sure of the answer and was simply raising the question for my benefit.
    таняhas quoted2 months ago
    I know I’ll always keep searching for someone just like her.
    таняhas quoted2 months ago
    But now we’re no longer kids, we have to wish each other the best and go our different ways.

On the bookshelves

    Rahma Khairina
    To read
    • 513
    • 7
    Saule Sunshine
    À lire
    • 29
    • 1
    Tatiana Teterevleva
    Fiction & NonFiction 2021
    • 38
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)