Read

Мефодий Буслаев. Книга 3. Третий всадник мрака

Полубоги не уходят без следа. Они не могут покинуть этот мир, не передав бессмертие и дар… Валькирия умирала… Умирала, раненная мечом, который разит даже бессмертных. Умирала в кухне зауряднейшего из домов, на полу, залитом ее кровью. Рядом с ней лежала Ирка, упавшая с инвалидного кресла и с ужасом и восторгом внимавшая словам неожиданной «гостьи». Отныне Ирка становится валькирией! Нет больше беспомощной калеки! Ей предстоит сразиться с третьим всадником мрака. А вскоре она узнает, что это призрак бывшего властелина мрака Кводнона, выпустивший посланца из-за Жутких Ворот, который и погубил валькирию. Кводнон собирается воплотиться в Мефодия Буслаева. И если это произойдет…
more
Impression
Add to shelf
Already read
286 printed pages
Фантастика и фэнтези

ImpressionsAll

b1927140360
b1927140360shared an impression4 months ago
👍
🚀Unputdownable

👍
😄LOLZ
🐼Fluffy

Отлично

🔮Hidden Depths
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable
😄LOLZ

QuotesAll

«А нужен ли людям собеседник? Может, главное для них считать, что он есть? А все, что они хотят услышать, они отлично скажут себе сами», – подумала Ирка.
Философия – удел философов, а мы котики действия. Мяу!
Пум-пум… «Пум-пум» – если ты еще не понимаешь, это на языке бабушек плохие слова!
Философия – удел философов, а мы котики действия. Мяу!
Если она, Дафна, страж света, так себя ведет, что же говорить о бедных влюбленных лопухоидах! Неудивительно, что они несут свои эйдосы проклятому суккубу за одно лишь право временного обладания призраком!
«А нужен ли людям собеседник? Может, главное для них считать, что он есть? А все, что они хотят услышать, они отлично скажут себе сами»
Сны, сны, сны. У всего есть оборотная сторона. За яркие дни мрак берет плату скверными ночами. Вот под деревом в траве лежит персик. Он так мягок на вид, так блестит росой его пушок, что желудок томится от счастья и беспокойства, точно второкурсник на первом свидании, который, стоя под часами, сам того не замечая, отгрызает листья от букета с тюльпанами. Но, увы, под руку со счастьем всегда идет разочарование и грызет его кариесным зубом. Когда поднимешь персик, обнаружишь, что дно уже размокло и в сладкой гнили обязательно копается червяк.
Эдя самодовольно похлопал себя по животику, в котором мускулистость приятно сочеталась с запасами на случай голодной зимы и
Зеркало в зеркало, с трепетным лепетом, Я при свечах навела; В два ряда свет – и таинственным трепетом Чудно горят зеркала. Страшно припомнить душой оробелою: Там, за спиной, нет огня: Тяжкое что-то над шеею белою Плавает, давит меня! Ну как уставят гробами дубовыми Весь этот ряд между свеч! Ну как лохматый с глазами свинцовыми Выглянет вдруг из-за плеч! Ленты да радуги, ярче и ярче дня:Дух захватило в груди: Суженый! Золото, серебро!.. Чур меня, Чур меня – сгинь, пропади! А.А. Фет
«Odium generis humani»
«А нужен ли людям собеседник? Может, главное для них считать, что он есть? А все, что они хотят услышать, они отлично скажут себе сами», – подумала Ирка.
– Что такое фигня? – непонимающе спросил Эссиорх. – Ну, фигня – это типа… м-м… лабуда, – авторитетно пояснила Даф. – А что такое лабуда? – Лабуда – это фигня! Чего ты, не понимаешь, что ли? – сказала Даф не менее авторитетно.

On the bookshelvesAll

Илья Детченков

Мефодий Буслаев

Chadnovski

Дмитрий Емец

Вероника

Емец Дмитрий

Евгений Леонидович

Емец - Буслаев

Related booksAll

Related booksAll

Дмитрий Емец

Мефодий Буслаев. Книга 2. Свиток желаний

Дмитрий Емец

Мефодий Буслаев. Книга 5. Месть валькирий

Дмитрий Емец

Мефодий Буслаев. Книга 6. Тайная магия Депресняка

Дмитрий Емец

Мефодий Буслаев. Книга 7. Лед и пламя Тартара

Дмитрий Емец

Мефодий Буслаев. Книга 4. Билет на Лысую Гору

Дмитрий Емец

Мефодий Буслаев. Книга 10. Лестница в Эдем

Дмитрий Емец

Мефодий Буслаев. Книга 8. Первый эйдос

On the bookshelvesAll

Мефодий Буслаев

Дмитрий Емец

Емец Дмитрий

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)