Read

Бритый человек

В 1930 году в берлинском издательстве «Петрополис» вышел роман «Бритый человек», и принес Мариенгофу массу неприятностей, и за который он был подвергнут в СССР травле
more
Impression
Add to shelf
Already read
78 printed pages

ImpressionsAll

💞Loved Up

Margarita Reishel
Margarita Reishelshared an impression7 months ago
🔮Hidden Depths
🎯Worthwhile

Sergey Lukashev
Sergey Lukashevshared an impressionlast year
💞Loved Up

👍

QuotesAll

Вообще, я давно пришел к заключению, что мы бесконечно много тратим энергии, хитрости, изобретательности и остроумия, чтобы сделать свор собственное существование наименее сносным.
Мы бегаем по земле, прыгаем по трамваям, носимся в поездах и все для чего? Чтобы поймать за хвост свое несчастье.
Одному оно попадается в руки под видом эфемернейшего существа с голосом как журчеек, и с такими зеркалами души на лице, что хоть садись и сочиняй стихи. Другому — в коварливой приятности ответственного поста. Третьему — под обликом друга с широким сердцем, в котором, кажется, поместишься без остатка. И не то, что свернувшись калачиком, скрючившись крендельком или загогулькой. Ничего подобного. Хоть в стрелку вытягивайся, похрустывая конечностями.
Улица была крючкастая, горбоносая. Она лезла в гору тяжело, с одышкой, еле передвигая ухабистые, выбоинистые, худо и лениво мощеные ступни мостовой.
какого-то заведения, в нашу Пустаревскую гимназию перевелась достопримечательность. Надо сказать, что всегда у меня была к достопримечательностям склонность. Будь то седобородый красавец-архиерей, питомец Пажеского корпуса, носивший клобук монаший словно сверкающий кивер синего кирасира, или разважничавшийся волкодав со многими медалями столичных собачьих выставок, непременный спутник полицмейстерской дочки с личиком из монастырского воска и глазами нежнейшей голубизны свежевыпавшего снега ясных и очень морозных ночей.
А ведь я обожаю жизнь. Не в качестве участника ее, а как свидетель.
с такими зеркалами души на лице
Мы бегаем по земле, прыгаем по трамваям, носимся в поездах и все для чего? Чтобы поймать за хвост свое несчастье.
Видишь, скотина, какой я милый, какой я замечательный.
Мне ничего не оставалось, как прикрыть ладонями кончики ушей, покрасневшие от удовольствия.
Третьему — под обликом друга с широким сердцем, в котором, кажется, поместишься без остатка. И не то, что свернувшись калачиком, скрючившись крендельком или загогулькой. Ничего подобного. Хоть в стрелку вытягивайся, похрустывая конечностями.
Что же касается меня, то на протяжении трех десятков лет мне все почему-то давали никуда негодные советы. Задница не многим отличалась от лучшего друга, жена — от кишечника, мозги — от сердечной сумки. Поэтому у меня не было никаких оснований отдавать особое предпочтение предчувствию. Чаще всего я даже обращался с ним не без наглости.
Лео Шпреегарт впервые вошел в нужник с томиком Александра Блока в руках. До чего же это было неудачно.
К счастью, «Прекрасную Даму» увидел только я один. Знакомство с блоковской музой, несмотря на
К сожалению, мы хорошо разбираемся в чувствах, когда они уже не существуют, или существуют весьма относительно
Любовников, как два ломтика черного хлеба, густо посолила луна.
Потому что любовное разнообразие откроет им, что в любви нет ничего разнообразного
Я облююсь счастьем, если мои отрезанные окровавленные култышки уволокут псы-чревоугодники. Я буду мысленно обжираться вместе с ними.
Мы бегаем по земле, прыгаем по трамваям, носимся в поездах и все для чего? Чтобы поймать за хвост свое несчастье. Одному оно попадается в руки под видом эфемернейшего существа с голосом как журчеек, и с такими зеркалами души на лице, что хоть садись и сочиняй стихи. Другому — в коварливой приятности ответственного поста. Третьему — под обликом друга с широким сердцем, в котором, кажется, поместишься без остатка. И не то, что свернувшись калачиком, скрючившись крендельком или загогулькой. Ничего подобного. Хоть в стрелку вытягивайся, похрустывая конечностями. Свое несчастье я поймал в Пензе в шелудивый осенний день. Это случилось ровно пятнадцать лет назад.

On the bookshelvesAll

а

Россия

Леонид Ильичев

Художественная

Наташа Кристеа

Пушкин

HelloD

Мариенгоф

Related booksAll

Related booksAll

Анатолий Мариенгоф
Без фи­го­вого ли­сточка

Анатолий Мариенгоф

Без фигового листочка

Анатолий Мариенгоф

Мой век, моя молодость, мои друзья и подруги

Анатолий Мариенгоф
Это вам, по­томки!

Анатолий Мариенгоф

Это вам, потомки!

Анатолий Мариенгоф

Разратничаю с вдохновеньем: Поэма

Анатолий Мариенгоф

Кондитерская солнц

Анатолий Мариенгоф

Роман без вранья

Анатолий Мариенгоф

Магдалина

On the bookshelvesAll

Россия

Художественная

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)