Read

Внутренний опыт

Главный философский труд Жоржа Батая (1897—1962), впервые издаваемый на русском языке. Для философов и литературоведов, для широкого круга читателей, интересующихся историей западноевропейской мысли XX века. В литературе XX века Жорж Батай (1897—1962) занимает необыкновенно двусмысленное место. Так или иначе его творчество связывают с сюрреализмом, экзистенциализмом, структурализмом, хотя, развертываясь по краям названных философско-эстетических течений французской мысли, по существу оно к ним не принадлежало. Имя Батая ставят в один ряд с именами таких видных мастеров французской словесности, как А. Бретон, А. Камю, Ж.-П. Сартр, но, поддерживая с этими писателями тесные и непростые отношения, много своих сил он убил как раз на то, чтобы выявить их слабости и внутреннюю противоречивость.
Его главные идеи, подхваченные было новейшей французской мыслью (Р. Барт, Ж. Делез, Ж. Деррида, Ж. Лакан, М. Фуко), до сих пор наталкиваются на живое сопротивление современной культуры, поскольку, взывая к канувшим в лету понятиям божественного, святого, святотатственного, жертвенного, ставят под вопрос как саму культуру, так и «современность” Наконец, его сочинения, бросая вызов междисциплинарным границам гуманитарного знания, захватывают самые разные жанры искусства мысли и все время разрушают их, преступая их нормы и каноны: перу Батая принадлежат богохульные эротические романы и ученые трактаты по истории религии и политической экономии, проникновенные стихотворные миниатюры, хлесткие политические памфлеты и серьезные социологические штудии, россыпи блестящих афоризмов и многотомная «Сумма атеологии”, глубокие этюды по «Феноменологии духа” Гегеля и блестящие искусствоведческие эссе о наскальной живописи, картинах Мане, романах Пруста, стихах Шара.
more
Impression
Add to shelf
Already read
222 printed pages

QuotesAll

Теперь мы видим второй смысл слова “драматизировать”: это воля, которая прибавляется к рассуждению, — не держаться за речь, это обязанность чувствовать ледяную стужу ветра, быть нагим.
состояние экстаза или восхищения достижимо лишь благодаря драматизации существования вообще.
äu
äuhas quoted3 months ago
мы тщимся схватить в себе то, что остается неподвластным словам, но схватываем лишь самих себя, ту свою долю, что бьется, плетя и плетя словеса, возможно, по поводу наших же усилий (затем по поводу их провала), стало быть, все те же слова, все то же бессилие схватить что-то иное.
sa
sahas quotedlast year
Мы не можем быть всем, в этом мире у нас вообще только две достоверности: эта и достоверность смерти.
Внутренний опыт — поскольку принцип его не может заключаться ни в догме (моральный подход), ни в науке (знание не может быть ни целью, ни началом опыта), ни в поиске идущих на пользу состояний (эстетический и экспериментальный подход) — не имеет иных целей и забот, кроме самого себя. Открываясь внутреннему опыту, я выставляю его как ценность и авторитет*. Ценность и авторитет подразумевают строгость метода, существование сообщества.
Изнуряющая глупость проглядывает, когда, несмотря на то, что средств больше нет, настаивают на каком-то знании — вместо того, чтобы признать свое неведение, признать незнаемое, но еще печальнее немощь тех, кто, не имея средств, сознается в том, что он не знает, и однако же глупо затворяет себя в том, что знает.

On the bookshelvesAll

tailakova

Нон-фикшн

Olga Panteleeva

Литературра

April Midnight

✚ Неврастеники и Ко.

Евгений Кутянин

Авангард XX века

Related booksAll

Related booksAll

Жорж Батай

Литература и зло

Жорж Батай
Из Внут­рен­него опыта

Жорж Батай

Из Внутреннего опыта

Жорж Батай

Ненависть к поэзии. Порнолатрическая проза

Жак Рансьер
Эс­те­ти­че­ское бес­со­зна­тель­ное

Жак Рансьер

Эстетическое бессознательное

Жорж Батай

История глаза

Жорж Батай

Процесс Жиля Де Рэ

Ален Бадью

Апостол Павел. Обоснование универсализма

On the bookshelvesAll

Нон-фикшн

Литературра

✚ Неврастеники и Ко.

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)