Read

Семья и как в ней уцелеть

«Большинству знакомы чувства, которыми трудно владеть. Не долго думая, люди „суют их за ширму“ — прячут от других, даже от себя. И часто вступают в брак с привыкшими прятать те же чувства. Привычка передается детям… из поколения в поколение….

Наше счастье, что мы влюбляемся в того, кто спрятал то же, что и мы! Удача, что у обоих партнеров одинаковые слабости… и не по их вине. Поэтому любимые кажутся „созданными для нас“. Поэтому мы все равно им доверяем — хотя перед ними и беззащитны.

Но вот парадокс: ваш партнер именно тот человек, с которым вы быстрее всего подрастете, но также тот самый, с которым, всего вероятнее, зайдете в тупик. К тому же как его вы, возможно, возненавидите, как никого на свете.

Все зависит от того, насколько супружеская пара согласна допустить спрятанное у каждого за „ширмой“, насколько готова заглянуть „за ширму“. Чем больше у них желания и смелости допустить неприятный факт, что они далеки от воображаемых „автопортретов“, тем больше вероятность, что с проблемами — если возникнут — они успешно справятся».

Робин Скиннер, Джон Клииз

Ничего название, правда? Этот бестселлер написан маститым английским психиатром (психоанализ, системная семейная и групповая психотерапия, академические заслуги и высочайший профессиональный авторитет) и его бывшим пациентом, юмористом и известным актером-комиком.

Диалог этих незаурядных джентльменов легок и обаятелен, а тема касается всех. Как говорилось в старой шутке, «хорошую вещь браком не назовут». Вот об этом они и беседуют: почему даже счастливой семье бывает так трудно, откуда вообще берутся семейные проблемы, как их «наследуют» дети, чтобы потом создать проблемы в собственной семье… и как все же можно остановить этот конвейер и что-то изменить к лучшему. А также: о семейной тирании и тиранах, пользе ссор (не любых), о психологическом «разводе» с родителями, о детских и взрослых сексуальных проблемах и еще о многом.

Нормальный человеческий язык ничуть не мешает книге быть глубоко и тонко профессиональной7 И все это густо приправленосуховатым и блестящим английским юмором.

В общем, такой книги никто на русском языке еще не читал: она может стать открытием и для профессионалов (врачей, психологов), и для «человека с улицы».
more
Impression
Add to shelf
Already read
335 printed pages

ImpressionsAll

Pavel Druzhinin
Pavel Druzhininshared an impression21 days ago
👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile

Alexey
Alexeyshared an impression7 months ago
👍

Anna Spesivtseva
Anna Spesivtsevashared an impression11 months ago
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile

🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile

Она стоила того времени и усилий. Теперь есть желание погрузиться в тему глубже

QuotesAll

Ну, все мы хотим быть любимыми в семье и стремимся не обнаруживать чувств, неприятных для близких, но мы также страстно жаждем оставаться целостными — с полным «набором» эмоций. И когда мы, «нащупав» их, тянемся к запрещенным, запрятанным сторонам партнера, мы где-то «на глубине» надеемся вернуть утраченное в себе самих.
Вначале
афоризм парадоксального классика семейной психотерапии Карла Виттекера: «Состоять в браке поистине ужасно. Хуже этого может быть только одно — в браке не состоять».
Без самодисциплины мы не сумеем принять власть как таковую. Нас будет возмущать любое ее проявление и даже — мысль о ее необходимости. Кроме того, попади мы сами в положение, требующее проявления власти, растеряемся. Мы «зависнем» между привычной нам мягкостью, нерешительностью и неожиданной необходимостью действовать жестко, чтобы на деле доказать, что сильны.
Что-то такое все знают о семье, о чем вроде бы не принято говорить, на что глухо намекают поговорки типа «В каждой избушке — свои игрушки»…
думаю, нас влечет друг к другу потому, что мы в своей сути похожи… похожи психологически.
Джон. И как бы Вы определили самый счастливый брак?
Робин. Это тот брак, когда оба партнера максимально терпимы к спрятанному друг у друга за «ширмой» и готовы заглянуть за «ширму», неизбежно пережив временное разочарование. В результате они — свободнее, в их жизни меньше ограничений, больше удовольствий, они не погрязнут в привычках и смогут расти, развиваться как личности.
Робин. Приспособиться к другим, сначала — в семье, затем — в обществе.
Джон. Не приспособившись, он потеряет любовь, поддержку, помощь других, а он в этом, конечно, нуждается.
Робин. Жизнь, безусловно, будет богаче и интереснее, если он сумеет ладить с другими.
Джон. Значит, он должен по выбору быть только «хорошим»?
Ясно. О'кей, посмотрим, как все уложилось у меня в голове. Детям необходимы четко обозначенные «границы». Необходимы для того, чтобы, во-первых, научились приспосабливаться к окружающим, во-вторых, чтобы не тревожились неизвестностью, «не зная, как далеко зашли», в-третьих, чтобы смогли, желательно пока еще «ходунки», испытать в «контролируемых условиях» самые разрушительные эмоции «до предела» и таким образом осознать их, научиться владеть ими.
Дело в том, что каждая семья по-своему обходится с эмоциями. В каждой одни считаются «хорошими», другие «плохими». «Хорошие» эмоции будут выражаться свободно, от «плохих» же все будут воздерживаться по мере сил. Или вообще эмоции в семье окажутся под запретом, а может, наоборот, будут совершенно неконтролируемыми. В результате у каждой семьи вырабатывается набор эмоциональных реакций, которым привыкают пользоватьс
Хорошо, делаем вывод: выражением лица, позами, телодвижениями мы «сигналим» о привычных нам эмоциональных реакциях, которые приняты в нашей семье. А люди из похожих семей «ловят» эти сигналы и отвечают на них
Мы не можем переписать свою семейную историю, но лучше ее понимать — это, похоже, и есть путь к тому, чтобы «уцелеть». И это всегда трудно, но никогда не поздно.
zfa
zfahas quotedlast year
афоризм парадоксального классика семейной психотерапии Карла Виттекера: «Состоять в браке поистине ужасно. Хуже этого может быть только одно — в браке не состоять».
Любить» — значит при необходимости уметь вызвать в другом эту самую уверенность.
Ёж
Ёжhas quotedlast year
А что показывают исследования — не превращаются ли матери и отцы после того, как их дети вырастают и покидают дом, снова в людей?
«Любить» — значит при необходимости уметь вызвать в другом эту самую уверенность.
Дети вообще очень великодушны и с радостью дают родителям, только бы те принимали. Кроме того — если родители не собственники, не ревнивы, — дети найдут любовь не в семье, но у родственников, соседей, друзей, в школе — где угодно и, в каком-то смысле, сделаются взрослее родителей! Иными словами, у них будет что дать. И они с радостью отдадут.
Значит, все, кто женится, кто выходит замуж, стремясь прочь из семей, все равно берут в брак свои семьи, говоря языком психологов?
оризм парадоксального классика семейной психотерапии Карла Виттекера: «Состоять в браке поистине ужасно. Хуже этого может быть только одно — в браке не состоять».
Как раз со злостью и ненавистью ребенку справиться труднее всего. Для человека, перешагнувшего детский возраст, но по сути застрявшего на этой ступени, любые эмоции будут болезненными, любыми овладеть будет страшно: влечением к противоположному полу, завистью, ревностью, грустью…

On the bookshelvesAll

Ирина Петрова

Психология детей и подростков

nikkie777

Мужчина+Женщина

Гульназ Файзуллина

Психология

Salmonberry

психотерапия

Related booksAll

Related booksAll

Карл Витакер

Полночные размышления семейного терапевта

Сальвадор Минухин, Чарльз Фишман

Техники семейной терапии

Вильям Бамберри, Карл Витакер
Танцы с се­мьей

Вильям Бамберри, Карл Витакер

Танцы с семьей

Клу Маданес

Стратегическая семейная терапия

Марион Вудман

Опустошенный жених: Женская маскулинность

Йогр Цобели, Урсула Виртц

Жажда смысла: Человек в экстремальных ситуациях: Пределы психотерапии

Вирджиния Сатир

Вы и ваша семья

On the bookshelvesAll

Психология детей и подростков

Мужчина+Женщина

Психология

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)