Quotes from “Дао Вероники. Книга о необычайном” by Дмитрий Калинин

Потому что ты воюешь вместо того, чтобы расслабиться. Просто отпусти события на самотёк. Измени риторику своих мыслей, и зона комфорта станет не уязвимой, а текучей. Она лишится границ, которые ты устанавливаешь для неё своими представлениями, и начнёт расширяться, захватывать всё происходящее с тобой, превращая любые ситуации в заведомо комфортные.
Она некоторое время выразительно смотрела на меня, а потом добавила:
— Тебе нужно отменить границы своей зоны комфорта. Тогда смятение, в котором ты сейчас пребываешь, будет принято как данность, с которой ничего не надо делать. Вообще ничего, понимаешь?
Так вот, — продолжила Вероника, когда мы уселись на свои места. — Ты постоянно врёшь себе, потому что носишься со своей личностью, как с писаной торбой.
Я приподнял брови, выражая недоумение. Вероника тут же сгримасничала, передразнив меня, и сказала:
— Что ты на меня так смотришь? Ты отрицаешь всё, что даёт мир, если это выходит за рамки твоих представлений о мире.
— Но ты же совсем не знаешь меня, — возразил я. — Я всегда открыт новому.
— Вот как? Тогда ответь, допускаешь ли ты существование, скажем, алхимии?
Я уверенно кивнул.
— Конечно. Я уважаю Юнга, который относился к алхимии весьма серьёзно. А…
Вероника тут же перебила меня:
— При чём тут Юнг? Вот лично ты веришь, что алхимия существует прямо здесь и сейчас?
Я хотел было ответить утвердительно, но вдруг задумался. Действительно, про алхимию я знал только то, что читал когда-то в книжках, но я ни разу не сталкивался с ней в реальной жизни. Теоретически я, конечно, допускал, что существует нечто, лежащее за границами моего рационального представления о мироустройстве, но вот верил ли я в это по-настоящему? Пожалуй, что и нет.
— Умом ты допускаешь, а сердцем — не веришь, — Вероника словно прочитала мои мысли. — Твоя вера спит. И когда алхимия вторгается в твою жизнь, твоя личность начинает яростно обороняться, потому что всё иррациональное несёт для неё угрозу. Личность просто защищает свои границы и говорит: «Этого не существует».
А почему же все твои союзы разрушились?
— Причины были самые разные… — начал было я, но Вероника жестом остановила меня и заявила:
— Причина была одной и той же: ты не любил по-настоящему. Каждый раз ты говорил себе: «Я буду с ней до конца жизни», и тем самым в центр своей любви ставил собственное «я». А как можно любить по-настоящему, если смотришь через призму своего «я»? Тебе ведь и в голову не пришло сказать: «Я буду с ней до тех пор, пока она будет этого хотеть». Понимаешь разницу? В этом — весь секрет простой человеческой любви.
Я задумался и долго молчал. Вероника рассеянно смотрела на меня, а потом сказала:
— Успех любви зависит не от секса, общих увлечений или интереса к личности. В первую очередь он определяется тем, понимают ли партнёры, для чего каждый из них вообще появился на свет. Вот, например, ради чего живёшь ты?
Вместо «полюби себя» на пути зова существует «не воспринимай себя всерьёз», а вместо «принимай себя таким, какой ты есть» — «отказывайся от всего, чем ты становишься для себя». Только так мы остаёмся постоянно пустыми сосудами, способными вмещать новое.
Интересное какое у тебя принятие. «Ты — крапива, но я вырву тебя и насажу здесь ромашек». Не чувствуешь какого-то подвоха?
Она кивнула и объяснила, что чистая любовь разрушает скорлупу всех без исключения иллюзий, и счастья — в том числе. Она сталкивает человека с самим собой и лишает его всех масок, выбивает из-под ног любую опору и вырывает из рук каждую соломинку. Чистая любовь никогда ничего не создаёт, потому что принимает всё как завершённое совершенство, которое не нуждается в дополнении, исправлении, а значит — и в созидании. Чистая любовь — это трансцендентальное принятие, а такое принятие — это разрушение. Разрушение представлений, ожиданий и надежд на то, что мир окажется другим.
Кивком головы Вероника указала на большое развесистое дерево и предложила присесть возле него. Устроившись на земле, она достала зеркальце, осмотрела свой шелушащийся от солнца нос и сказала, что альтернативой «простой человеческой любви» является осознанная любовь, которая выражается известной фразой «я вполне проживу без тебя, но я люблю тебя, и поэтому хочу быть с тобой»*. В такой любви человек не зависит от другого, ему одинаково хорошо как с любимым, так и без него, но оставаться всё же вместе становится выбором сердца, свободного от страха потерять.

* Вероника цитирует Ирвина Ялома.

— Это выбор, который делается непрерывно, каждое мгновение, — добавила Вероника, — но именно поэтому такая любовь может продолжаться всю жизнь. В основе этого выбора лежит только одно желание: объединить пути.
Все твои надежды и мечты, ориентиры и ценности, любовь и счастье, — всё потеряет смысл. Взамен ты получишь шанс обрести знание, но даже если и обретёшь его, оно не принесёт тебе покоя. Оно заставит идти ещё дальше, в пустоту, чтобы навсегда затеряться в её владениях. Вот куда тебя заманили. И обратного хода нет.
Это универсальное правило: осуждая другого, ты тем самым берёшь на себя последствия за тот поступок, который осуждаешь.
Путь — первичен, а мы — всего лишь его производное, и всё, что связано с путём, исходит только от него, но не от нас.
Я возразил, что именно на сравнении себя с самим собой и основывается саморазвитие. Вероника заявила, что такое «саморазвитие» является бегом по кругу, поскольку сравнивающий и оценивающий человек остаётся полностью зависим от собственных точек отсчёта. Она объяснила, что человек, идущий по пути зова, никогда не станет заниматься подобной ерундой, потому что это забирает огромное количество сил. Человек на пути зова отказывается от сравнений вообще. «Не сравнивай» — вот его девиз. Уверенность в себе он культивирует не сравнением себя с другими или с собой в прошлом, а тем, что непрерывно удерживает осознание собственной ничтожности и безусловной равности со всем вокруг. Такого рода уверенность, добавила Вероника, не имеет ничего общего с уверенностью, основанной на оценках.
— Непоколебимая уверенность в себе возможна лишь тогда, когда осознаёшь себя пылью на обочине вечности, — повторила она свою излюбленную метафору, — и тебе нечего терять, потому что ты больше не имеешь ничего, что нужно было бы защищать.
По её словам, для развития такой уверенности достаточно сменить фокус восприятия со своего «я» на окружающий мир. Нужно беспристрастно наблюдать мир, обращая особенное внимание на тот факт, что всё всегда заканчивается смертью. Человек на пути зова осознаёт, что и сам умрёт и ничего не заберёт с собой в могилу, кроме тех крупиц осознания, которые сумел вырастить в себе при жизни. Тогда смерть становится его лучшим другом и в награду даёт такой внутренний стержень, который даже не снился тем, кто называет жизнью постоянную суету в конечных, а потому стратегически бессмысленных делах и устремлениях.
— Любовь — и разрушает?
Она кивнула и объяснила, что чистая любовь разрушает скорлупу всех без исключения иллюзий, и счастья — в том числе. Она сталкивает человека с самим собой и лишает его всех масок, выбивает из-под ног любую опору и вырывает из рук каждую соломинку. Чистая любовь никогда ничего не создаёт, потому что принимает всё как завершённое совершенство, которое не нуждается в дополнении, исправлении, а значит — и в созидании. Чистая любовь — это трансцендентальное принятие, а такое принятие — это разрушение. Разрушение представлений, ожиданий и надежд на то, что мир окажется другим
Карма — это очень просто, — сказала Вероника. — Ты формируешь карму своими реакциями. Твоя карма — это то, как ты реагируешь.
Оценки ума относительны, а точкой отсчёта для них всегда является чувство собственной значимости.
— Например, просветлёнка, — усмехнулась она, — она случается тогда, когда человек, услышав зов, становится одержим его сакральным величием. Зов может вызывать экстаз, который порабощает волю, и если такое происходит, зов начинает уничтожать человека. Когда приходят мысли: «Я и бог — одно» или: «Я есть бог» — это просветлёнка. Так что тебе повезло, что у тебя оказалась такая незамутнённая в своей темноте теневая часть. С ней проще договориться.
Посланник Аниматора, — очень серьёзно ответила она, — его первый защитный кордон, так сказать. Твой охотник — это всё, чего ты сам не желаешь о себе знать.
Я поёжился от воспоминания, которое всё ещё шевелилось в районе желудка комком неясного страха, и сказал:
— Он был таким же реальным, как ты сейчас…
Вероника пристально посмотрела на меня.
— Он реален. Он — твоя тень. Он всегда следует за тобой, но когда ты бодрствуешь, ты не можешь его видеть, потому что сам становишься его тенью. И ты ничего не можешь сделать
По мнению Вероники, пространство человеческой жизни состоит из четырёх измерений, из которых людям постоянно доступны первые три — это измерения надежд, разочарований и смысла. Четвёртое же измерение, алхимическое, открывается только тем, кто обнаружил путь за пределы человеческой идентичности.

Измерение надежд и измерение разочарований — это то, что называется «простая человеческая жизнь». Она мечтает о ­счастье, но страдает и считает себя в основном тяжёлой и скорбной. В этом пространстве люди живут мечтами и ожиданиями, которые у всех похожи, словно фотографии с одного негатива. Эта реальность напоминает двухмерный плоский мультфильм, где люди ориентируются на надежды, но раз за разом сталкиваются со страхом и разочарованием. Запутавшиеся в обрывках чужих представлений, двухмерные люди живут полуосознанной жизнью и полностью зависят от внешних обстоятельств, которые то дают им силы, то забирают их.

Жители двухмерного мира спят. В своём летаргическом сне они видят заколдованное сновидение о так и не начатой жизни. Они страдают, ведь сновидение высасывает их. Им снятся вихри, внутри которых они вертятся в бесконечном цикле — это их привычки, зависимости и быт «простой человеческой жизни». Им снится, что у всего должна быть цель, и эта цель — всегда награда. Они живут от цели к цели и полагают, что идут, но никто из них даже примерно не знает, для чего вся эта гонка и что их ждёт в конце пути.
— Ты же сам хотел узнать, как работает зов, — на лице моей подруги появилась примиряющая улыбка. — Так он и работает. Он дарит тебе шанс, и только от тебя зависит, поднимешь ли ты свою задницу, чтобы подобрать этот подарок, или так и будешь сидеть и ждать у моря погоды. Зов не положит тебе шоколадку прямо в рот. Если ты не успеешь ухватить шанс за хвост, он исчезнет. И почти всегда шанс упускается из-за глупой гордости и жалости к себе.
что такое гендерное растождествление. Это не отказ от своего пола, это — отказ от стереотипов, каким должен быть человек того или иного пола.
настоящая же ответственность принимает все обстоятельства жизни без исключения
bookmate icon
One fee. Stacks of books
You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)