Как я стал режиссером, Сергей Эйзенштейн
Read

Как я стал режиссером

Перед Вами — рассказ великого кинорежиссера Сергея Михайловича Эйзенштейна о его пути к искусству Большого Кино.
more
Impression
Add to shelf
Already read
10 printed pages

Related booksAll

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

ImpressionsAll

🎯Worthwhile

София Жур
София Журshared an impressionlast year
🚀Unputdownable

Спасибо. Вдохновляет,вовлекает своим ходом мысли, как и своим кино.

🔮Hidden Depths

Очень мудро написанно

zavolokinanastya
zavolokinanastyashared an impression6 months ago
👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot

Dolce Far Niente
Dolce Far Nienteshared an impression2 years ago
🎯Worthwhile

QuotesAll

В работе над «Потемкиным» мы вкусили действительный творческий пафос. Ну, а человеку, единожды вкусившему от подлинно творческого экстаза, из этой деятельности в области искусства, вероятнее всего, не вылезти никогда!
известной формуле Джемса, что «мы плачем не потому, что нам грустно, но нам грустно потому, что мы плачем»,– я знал уже до этого.
мы плачем не потому, что нам грустно, но нам грустно потому, что мы плачем
Ведь имея эту возможность – фиктивно достигать удовлетворения – кто же станет искать его в результате реального, подлинного, действительного осуществления того, что можно иметь за небольшую плату, не двигаясь, в театральных креслах, из которых встаешь с чувством абсолютной удовлетворенности!
Об известной формуле Джемса, что "мы плачем не потому, что нам грустно, но нам грустно потому, что мы плачем",-- я знал уже до этого.
В работе над «Потемкиным» мы вкусили действительный творческий пафос. Ну, а человеку, единожды вкусившему от подлинно творческого экстаза, из этой деятельности в области искусства, вероятнее всего, не вылезти никогда!
Труднейшее -- не запомнить слова, труднейшее -- это постигнуть тот необычайный для нас ход мышления, которым выстраиваются восточные обороты речи, построения предложений, словосочетания, словоначертания и т.
Наука знает "ионы", "электроны", "нейтроны".
Пусть у искусства будут -- "аттракционы"!
Об известной формуле Джемса, что "мы плачем не потому, что нам грустно, но нам грустно потому, что мы плачем",-- я знал уже до этого.
На этом этапе, пока без всяких видов на соучастие в театральной деятельности, я честно собирался идти путем инженера-архитектора «по стопам отца» и готовился к этому с малых лет.
Вторым ударом, сокрушительным и окончательным, уже определившим невысказанное мое намерение бросить инженерию и «отдаться» искусству – был «Маскарад» в бывшем Александрийском театре.
Если бы я больше знал о Павлове в то время, я назвал бы теорию монтажа аттракционов «теорией художественных раздражителей»
Мне всегда нравилась черта Исаака Ньютона: задумываться по поводу падающих яблок и делать из них бог весть какие выводы, обобщения и заключения.

Related booksAll

Сергей Эйзенштейн
Чет­вер­тое из­ме­ре­ние в кино
Сергей Эйзенштейн
Четвертое измерение в кино
Сергей Эйзенштейн
Мон­таж
Сергей Эйзенштейн
Монтаж
Сергей Эйзенштейн
Мон­таж attpaк­ци­о­нов
Сергей Эйзенштейн
Монтаж attpaкционов
Сергей Эйзенштейн
Ав­то­био­гра­фия
Сергей Эйзенштейн
Автобиография
Андрей Тарковский
Лек­ции по ки­но­ре­жис­суре
Андрей Тарковский
Лекции по кинорежиссуре
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)