Read

Воспоминания Адриана

Вымышленные записки-воспоминания римского императора в поразительно точных и живых деталях воскрешают эпоху правления этого мудрого и просвещенного государя — полководца, философа и покровителя искусств, — эпоху, ставшую «золотым веком» в истории Римской империи. Автор, выдающаяся писательница Франции, первая женщина — член Академии, великолепно владея историческим материалом и мастерски используя достоверные исторические детали, рисует Адриана человеком живым, удивительно близким и понятным нашему современнику.
more
Impression
Add to shelf
Already read
349 printed pages

QuotesAll

Наша большая ошибка состоит в том, что мы пытаемся непременно добиться от человека таких качеств, которых у него нет, и не развиваем в нем того, чем он обладает
объемлет все сущее. То была также и форма первобытных хижин, откуда дым древнейших человеческих очагов выходил через проделанную в кровле дыру. Купол, сооруженный из прочной и легкой лавы, которая, казалось, еще продолжала кипеть в восходящем потоке пламени, сообщался с небом через большое отверстие, синее днем и черное ночью. Этот храм, со всех сторон открытый и вместе с тем сокровенный, был задуман как солнечные часы.
Какое великое преимущество — быть человеком нового склада, одиноким… по существу, лишенным семьи, без детей, почти без предков, быть Улиссом, чья Итака существует только в его душе…» — таков лейтмотив всех прежних самооценок властителя Римской империи.
В правомерность приравнивания любви к чисто физическим наслаждениям (если допустить, что таковые вообще существуют) я поверю в тот день, когда увижу, как гурман, сидя перед своим излюбленным блюдом, рыдает от восторга, словно любовник на юном плече.
И все же я достиг возраста, когда жизнь становится для каждого человека поражением, с которым он должен мириться.
Animula vagula blandula,
Hospes comesque corporis,
Quae nunc a bibis in loca
Pallidula, rigida, nudula,
Nec, ut soles, dabis iocos…

P. AElius Hadrianus, Imp.*
* Душа, скиталица нежная,
Телу гостья и спутница,
Уходишь ты ныне в края
Блеклые, мрачные, голые,
Где радость дарить будет некому…

П. Элий Адриан, Имп[ератор] (лат.).
Нынче утром я впервые подумал о том, что мое тело, этот верный товарищ и преданный друг, которого я знаю лучше, чем свою душу, оказалось коварным чудовищем, которое в конце концов сожрет своего господина.
Конечно, сон самый прекрасный – это сон, представляющий собою дополнение к любви, мудрое отдохновение, воплощенное в двух спящих телах.

On the bookshelvesAll

Vladimir Fedotov

100 лучших книг всех времен и народов

Olga Ivanova

1001 Books You Must Read Before You Die

Мария

Франция

Alexander

la liste

Related booksAll

Related booksAll

Маргерит Юрсенар

Философский камень

Ат-Тайиб Салих

Свадьба Зейна. Сезон паломничества на Север. Бендер-шах

Эльза Моранте

La Storia. История. Скандал, который длится уже десять тысяч лет

Сол Беллоу

Между небом и землей

Нагиб Махфуз

Дети нашей улицы

Дени Дидро

Жак-фаталист и его хозяин

Сэмюэль Беккет

Мэлон умирает

On the bookshelvesAll

100 лучших книг всех времен и народов

1001 Books You Must Read Before You Die

Франция

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)