Максимы и моральные размышления, Франсуа де Ларошфуко
Read

Максимы и моральные размышления

Перед вами — венец французской философской мысли XVII в. — «Максимы и моральные размышления» Ларошфуко. Отмеченное истинно галльской отточенностью пера и совершенством афористического построения, это произведение не столько обнажает, сколько, по меткому выражению Золя, «препарирует человеческую душу»…
more
Impression
Add to shelf
Already read
68 printed pages

Related booksAll

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

ImpressionsAll

👍
🔮Hidden Depths
🎯Worthwhile

omamaev
omamaevshared an impression2 years ago
👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable

QuotesAll

В человеческом сердце происходит непрерывная смена страстей, и угасание одной из них почти всегда означает торжество другой.
Я представляю на суд читателей это изображение человеческого сердца, носящее название "Максимы и моральные размышления". Оно, может статься, не всем понравится, ибо кое-кто, вероятно, сочтет, что в нем слишком много сходства с оригиналом и слишком мало лести.
То, что мы принимаем за добродетель, нередко оказывается сочетанием корыстных желаний и поступков, искусно подобранных судьбой или нашей собственной хитростью; так, например, порою женщины бывают целомудренны, а мужчины — доблестны совсем не потому, что им действительно свойственны целомудрие и доблесть.
äu
äuhas quoted8 months ago
Нам дарует радость не то, что нас окружает, а наше отношение к окружающему, и мы бываем счастливы, обладая тем, что любим, а не тем, что другие считают достойным любви.
Нам дарует радость не то, что нас окружает, а наше отношение к окружающему, и мы бываем счастливы, обладая тем, что любим, а не тем, что другие считают достойным любви.
То, что мы принимаем за добродетель, нередко оказывается сочетанием корыстных желаний и поступков, искусно подобранных судьбой или нашей собственной хитростью; так, например, порою женщины бывают целомудренны, а мужчины — доблестны совсем не потому, что им действительно свойственны целомудрие и доблесть.
Наши добродетели — это чаще всего искусно переряженные пороки.
Долговечность наших страстей не более зависит от нас, чем долговечность жизни.
Наше самолюбие больше страдает, когда порицают наши вкусы, чем когда осуждают наши взгляды.
Великие исторические деяния, ослепляющие нас своим блеском и толкуемые политиками как следствие великих замыслов, чаше всего являются плодом игры прихотей и страстей.
У нас у всех достанет сил, чтобы перенести несчастье ближнего.
Мы обещаем соразмерно нашим расчетам, а выполняем обещанное соразмерно нашим опасениям.
основе так называемой щедрости обычно лежит тщеславие, которое нам дороже всего, что мы дарим.
Страсть часто превращает умного человека в глупца, но не менее часто наделяет дураков у мои.
111
Чем сильнее мы любим женщину, тем больше склонны ее ненавидеть.
скаженная копия рукописи; недавно она добралась до Голландии, что и побудило одного из друзей автора вручить мне другую копию, по его уверению, вполне соответствующую подлиннику. Но как бы верна она ни была, ей вряд ли удастся избежать порицания иных людей, раздраженных тем, что кто-то проник в глубины их сердца: они сами не желают его познать, поэтому считают себя вправе воспретить познание и другим. Бесспорно, эти «Размышления» полны такого рода истинами, с которыми неспособна примириться человеческая гордыня, и мало надежд на то, что они не возбудят ее вражды, не навлекут нападок хулителей. Поэтому я и помещаю здесь письмо,[1] написанное и переданное мне сразу после того, как рукопись стала известна и
себялюбие растлевает разум, оно не преминет восстановить против них этот самый разум
Лесть - это фальшивая монета, которая имеет хождение только из-за нашего тщеславия.
Счастье и несчастье человека в такой, же степени зависят от его нрава, как от судьбы.
Чтобы оправдаться в собственных глазах, мы нередко убеждаем себя, что не в силах достичь цели; на самом же деле мы не бессильны, а безвольны.

Related booksAll

Франсуа де Ларошфуко
Раз­мыш­ле­ния на раз­ные темы
Франсуа де Ларошфуко
Размышления на разные темы
Мемуары, Франсуа де Ларошфуко
Франсуа де Ларошфуко
Мемуары
Генрих Бёлль
Чем кон­чи­лась одна ко­ман­ди­ровка
Горацио Спаркинс, Чарльз Диккенс
Чарльз Диккенс
Горацио Спаркинс
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)