Read

Антология современного анархизма и левого радикализма. Том 1

Книга — тоже орудие пролетариата: если этим увесистым (1 кг. 125 гр.) почти 1000-страничным томом прицельно запустить в преследующего тебя карабинера, то можно уйти от преследования. Ну, а на сессиях облсовета, или телевизионных дебатах — почти незаменимое оружие. Издательство «Ультракультура» подвело черту под современным изводом старого как мир явления анархизма и вообще леворадикальной мысли. После двух этих томов — либо весь радикализм повыведется, либо революция будет. Составитель издания Алексей Цветков знает, что такое «сопротивление» не только по сборникам текстов — два сотрясения мозга, «Студенческая защита», «Фиолетовый интернационал», ответственный секретарь «Лимонки», секретарь «Евразийского вторжения», ведущий сайта апагh.ru, литературный обозреватель журнала «ОМ». Впрочем последнее, это вроде как не совсем анархизм, а глянцевый журнал со стоимостью рекламной страницы в несколько $ тыс., но это ладно. Журнал для богемной буржуазии, которая не прочь порадовать себя не только матэ и майками с команданте, но и остренькими антибуржуазными высказываниями. Пускай балуется молодежь, все равно на баррикадах нет номеров люкс…
more
Impression
Add to shelf
Already read
608 printed pages
Общество и политика

QuotesAll

Человечество обретет счастье лишь тогда, когда последний бюрократ будет повешен на кишках последнего капиталиста!
Почему же мы вынесли на обложку именно анархизм в качестве фермента, приводящего в движение другие проекты сегодняшних радикально левых? Почему именно этот термин представляется нам наиболее полезным для понимания пафоса современных революционеров? По очень простой причине. Самым слабым и не подтвердившимся в классическом левом мифе является, собственно, социальный адрес субъекта. Оптимизм никогда не ведет к познанию. Пролетариат и не мог оправдать надежд.
Это всегда очень заманчиво и облегчает проповедь — предположить, что та или эта группа и есть трансформаторы, революционные алхимики, эмбрионы реальности. Группы, якобы обреченные на откровение самим своим положением в истории. Версия о таких упорядочивает радикальный проект. Претензии на знание адреса высказываются и будут высказываться впредь людьми, близкими анархистам по духу и практике, но не по идентификации, людьми, заимствующими у анархистов героическую энергию, нигилизм и чувство личной ответственности ради достижения частных исторических целей вроде национального освобождения в третьем мире или борьбы за экологические ограничения в мировой метрополии.
Анархизм не есть самое верное учение, но есть всегда актуальная и именно этим ценная для радикалов тавтология. На вопрос: «Кто является волшебным субъектом и знающим пароль проводником к абсолютному?» — анархизм отвечает только: «Тот, кто является».
что выбирать приходится: или мы признаем себя «последними людьми», или поймем, что мы в оппозиции. (Либо автомонотония, либо автономия.) Все позиции, предполагающие воздержание от конфликта, должны быть пересмотрены с новой точки зрения, основанной на новых стратегических данных
В первую очередь анархизм — это внутреннее восстание. Анархист — это революционер, целиком отрицающий как существующее общество, так и его хранителей. Макс Штирнер утверждал, что анархист освобождает себя от всего священного и производит масштабную операцию по снятию священного ореола. Эти «бродяги от интеллекта», эти «плохие люди» «отказываются принять за правду, пусть неосязаемую, те вещи, в которых тысячи находят себе отдушину и утешение, а вместо того перескакивают через барьеры традиций и дают неограниченную свободу своей дерзкой критике».
sa
sahas quoted8 months ago
Хьюи Ньютон называл это «революционным самоубийством» в своей одноименной книге
Буржуазные либералы доказывают, что история вообще кончилась и всем можно от неё немного отдохнуть. Традиционалисты возражают им в том смысле, что история продолжается, она всегда одна и та же и с архетипической её, богом заданной, цикличностью не поделаешь ничего. И только левые считают, что истории еще не было ни у мира, ни у человека. Всё, что вокруг, — предыстория, позорно откладываемая возможность, предконцертная настройка и доделка инструментов. История мудрого мира, который сам из себя строит будущее посредством адекватных человеческих действий, начнется, когда преодолены будут антагонистические классы, принудительный труд, иерархическая и отчужденная от общества власть, геополитическая зависимость одних территорий от других. Мировая душа и всеобщий смысл свободно выйдут на сцену и начнут, наконец, прямо действовать
Nick
Nickhas quoted3 years ago
радикальная социальная практика есть единственный доступный ему в «обществе спектакля» вид практики духовной

On the bookshelvesAll

Alisa Taezhnaya

Кино, видео, эстетика и современная культура

Alexandra Lavrova

Общество

Игорь Шрайнер

Марксизм. Неомарксизм. Левые идеи. Критика капитализма

Ivan Karamnov

Ситуационизм

Related booksAll

Related booksAll

Алексей Цветков, Андре Горц, Антонио Негри, Борис Кагарлицкий, Джим Кэмпбелл, Исраэль Шамир, Крис Ней, Мумия Абу-Джамал, Стюарт Хоум, Субкоманданте Инсурхенте Маркос, Теодор Качинский, Филипп Дюамель, Франц Фанон, Хьюи Перси Ньютон, Эбби Хоффман

Антология современного анархизма и левого радикализма, Том 2

Алексей Боровой

Анархизм

Петр Рябов

Краткая история Анархизма

Петр Рябов
Про­блема лич­но­сти в фи­ло­со­фии клас­си­че­ского анар­хизма

Петр Рябов

Проблема личности в философии классического анархизма

Рауль Ванейгем

Трактат об умении жить для молодых поколений (Революция повседневной жизни)

Боб Блэк

Анархизм и другие препятствия для анархии

Питер Гелдерлоос

Анархия работает

On the bookshelvesAll

Кино, видео, эстетика и современная культура

Общество

Марксизм. Неомарксизм. Левые идеи. Критика капитализма

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)