Read

Враги, История любви

Творчество американского прозаика Исаака Башевиса Зингера (1904–1991), лауреата Нобелевской премии за 1978 г. представлено одним из самых популярных его романов «Враги. История любви».
more
Impression
Add to shelf
Already read
260 printed pages
Классика

ImpressionsAll

👍
🚀Unputdownable

Книга не столько о евреях после холокоста, сколько о природе мужчины как такового, его внутреннем мире, старающегося поступать правильно и искренне любящего, но запутавшегося и уставшего. Три женщины в его жизни как олицетворение матери, любовницы, жены, он разрывается между, но во всех них он искренне нуждается. Для меня показалось интересным, что именно та, что на мой взгляд истинно Жена становится для него ангелом-хранителем. Не это ли Главная роль жены в жизни мужчины? Стать для него его собственной Вифлеемской звездой, которая смогла бы осветить ему путь к истине, вере, спасению...

👍

Сильно

🚀Unputdownable

Очень понравилась книга, но количество ошибок очень портит впечатление от чтения! Наймите редакторов!

QuotesAll

Каждый раз, когда он уходил, она прощалась с ним так, как будто нацисты захватили Америку и его жизнь была в опасности. Она прижималась горячей щекой к его щеке и просила его остерегаться автомобилей, не забывать поесть и помнить, что он должен позвонить ей. Она относилась к нему с привязанностью собаки. Герман часто подразнивал ее, называл дурочкой, но всегда помнил о той жертве, которую она принесла ради него. Она была открытой и честной - он был неискренним, и он заплутал во лжи. И все-таки он не мог долго вытерпеть рядом с ней.
Ядвига не умела ни читать, ни писать. Герман писал за нее письма ее матери и сестре. Когда приходил ответ, написанный деревенским учителем, Герман читал его вслух. Иногда Марианна клала в конверт несколько зернышек или веточку ябло
Все религии лгали. Философия обанкротилась. Пустые обещания прогресса были не более чем плевками в лица мучеников всех поколений. Если время представляет собой одну из форм восприятия или категорию разума, то тогда прошлое живо, совершенно также, как настоящее. Каин продолжает убивать Абеля. Навуходоносор по-прежнему убивает сынов Седекии и выкалывает Седекии глаза. Кишеневский погром никогда не кончается. Евреев все сжигают и сжигают в Освенциме. У тех, кому не хватает мужества положить конец своему существованию, остается только один выход: умерщвить сознание, парализовать память, погасить последнюю надежду.
"Вот как? Им все еще неймется лечить?". Герман уронил газету на пол. Фразы о "лучшем мире" и "светлом будущем" казались ему оскорблением пепла замученных.
и пошел к парку. Тут росли деревья и трава; птицы прыгали и щебетали в ветвях. Вечером все парковые скамейки будут заняты, но сейчас на них только кое-где сидели пожилые люди. Старик в синих очках читал через лупу газету на идиш. Другой закатал штанину до колена и грел на солнце
интеллект есть слуга слепой воли.
Никто не знает, что будет завтра. Каждый, кто не берет себе то, чем он может завладеть сегодня, не получает вообще ничего.

On the bookshelvesAll

Литературный блок

Непопулярные книги нобелевских лауреатов

Алексей Мишин

Художественная

Ri

Художники

Related booksAll

Related booksAll

Исаак Башевис-Зингер

Раб

Патрик Уайт

Древо человеческое

Исаак Башевис-Зингер
Ку­ни­гунда

Исаак Башевис-Зингер

Кунигунда

Сол Беллоу

Планета мистера Сэммлера

Исаак Башевис-Зингер
Йо­хид и Йо­хида

Исаак Башевис-Зингер

Йохид и Йохида

Исаак Башевис-Зингер
Кровь

Исаак Башевис-Зингер

Кровь

Исаак Башевис-Зингер

Рассказы

On the bookshelvesAll

Непопулярные книги нобелевских лауреатов

Художественная

Художники

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)