Read

Секрет мудрости

«Комната была похожа на большой теплый очаг, где светло и уютно от незримого пламени. Сам камин уже почти потух, в нем были лишь тлеющие огоньки на влажных поленьях и немного торфа, от которого остались только дым да несколько лениво поблескивавших оранжевыми глазками угольков. Комнату медленно наполняли, потом сходили на нет, потом вновь наполняли звуки музыки. В дальнем углу, освещая по-летнему желтые стены, горела одинокая лампа с лимонным абажуром. Безупречно отполированный паркет блестел, как темная речная вода, в которой плавали коврики, ярким оперением напоминавшие диких птиц Южной Америки, жгуче-голубых, белых и ярко-зеленых, как джунгли. Белые фарфоровые вазы, до краев наполненные безмятежным пламенем свежесрезанных оранжерейных цветов, были расставлены по комнате на четырех маленьких столиках. А со стены над камином глядел портрет серьезного юноши с глазами того же цвета, что каминные изразцы, – ярко-синими, исполненными живости и интеллигентной ранимости…»
more
Impression
Add to shelf
Already read
18 printed pages
Современная проза

ImpressionsAll

Nastya Kalinina
Nastya Kalininashared an impression2 months ago
💧Soppy

Zoe Timofeeva
Zoe Timofeevashared an impression6 months ago
👍
🔮Hidden Depths

Лето.

👎

Flame Sasha
Flame Sashashared an impressionlast year
👍

💡Learnt A Lot

QuotesAll

– Говорят, секрет мудрости в том, что осталось несказанным.
У каждого из нас по две, нет, по три, даже по четыре жизни. И все они проходят, это верно. Но память о них остается. И из всех прожитых тобой четырех, пяти или двенадцати жизней одна – особенная
Комнату медленно наполняли, потом сходили на нет, потом вновь наполняли звуки музыки. В дальнем углу, освещая по-летнему желтые стены, горела одинокая лампа с лимонным абажуром. Безупречно отполированный паркет блестел, как темная речная вода, в которой плавали коврики, ярким оперением напоминавшие диких птиц Южной Америки, жгуче-голубых, белых и ярко-зеленых, как джунгли. Белые фарфоровые вазы, до краев наполненные безмятежным пламенем свежесрезанных оранжерейных цветов, были расставлены по комнате на четырех маленьких столиках. А со стены над камином глядел портрет серьезного юноши с глазами того же цвета, что каминные изразцы, – ярко-синими, исполненными живости и интеллигентной ранимости.
я получил в подарок его дружбу, и до сей поры некому мне было рассказать про тот берег и лето и про то, как мы вдвоем бродили, сплетя наши руки и жизни, и жизнь казалась совершенной, как буква «О» – огромный круг погожих дней и веселой болтовни, и мы нисколько не сомневались тогда, что будем жить вечно, никогда не умрем и останемся друзьями навсегда.
Но чаще всего мы просто гуляли, обнявшись за плечи, как сиамские близнецы, которых не разделили ни нож, ни молния. Я вдыхал, он выдыхал. Я старался дышать ему в лад. Мы говорили и говорили до поздней ночи, сидя на песке, пока родители не приходили искать своих детей, нашедших то, чего им самим было не понять. Когда он заманивал меня к себе, я ложился подле него или он подле меня, и мы болтали и смеялись, ей-богу, смеялись до самой зари. А потом опять на волю и хохочем, пока не повалимся на землю без сил. И вот мы лежим, развеселые, зажмурив глаза, вце

On the bookshelvesAll

Margarita Kapeleva

Рэй Брэдбери

Maxim Bindus

Рэй Брэдбери

Anna Sarafanova

Бредбери

Сергей

Худ лит

Related booksAll

Related booksAll

Рэй Брэдбери

Наказание без преступления

Рэй Брэдбери

Сладкий дар

Рэй Брэдбери

Выпить сразу: против безумия толп

Рэй Брэдбери

Желание

Рэй Брэдбери

Превращение

Рэй Брэдбери

Прикосновение пламени

Рэй Брэдбери

Идеальное убийство

On the bookshelvesAll

Рэй Брэдбери

Рэй Брэдбери

Бредбери

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)