Иван Тургенев

Живые мощи

«Редко соединялись в такой степени, в таком полном равновесии два трудно сочетаемых элемента: сочувствие к человечеству и артистическое чувство», — восхищался «Записками охотника» Ф.И. Тютчев. Цикл очерков «Записки охотника» в основном сложился за пять лет (1847–1852), но Тургенев продолжал работать над книгой. К двадцати двум ранним очеркам Тургенев в начале 1870-х годов добавил еще три. Еще около двух десятков сюжетов осталось в набросках, планах и свидетельствах современников.

Натуралистические описания жизни дореформенной России в «Записках охотника» перерастают в размышления о загадках русской души. Крестьянский мир прорастает в миф и размыкается в природу, которая оказывается необходимым фоном едва ли не каждого рассказа. Поэзия и проза, свет и тени переплетаются здесь в неповторимых, причудливых образах.
16 printed pages

Impressions

    Камилла Алимоваshared an impression4 years ago
    👍Worth reading
    🔮Hidden Depths
    🚀Unputdownable
    💧Soppy

    Душещипательно. Главная героиня - пример исключительного мужества и альтруизма, того, как надо оставаться человеком даже в самой исключительной ситуации.

    Фатима Слашshared an impression5 years ago
    👍Worth reading

    Очень трогательно!

    Елена Дьяконоваshared an impression2 years ago
    👍Worth reading
    🔮Hidden Depths
    🚀Unputdownable

    Хороший рассказ, поучительно для жизни!

Quotes

    Дима Кропотовhas quoted8 years ago
    Знаю, барин, что для моей пользы. Да, барин, милый, кто другому помочь может? Кто ему в душу войдет? Сам себе человек помогай! Вы вот не поверите — а лежу я иногда так-то одна… и словно никого в целом свете, кроме меня, нету. Только одна я — живая!
    Дима Кропотовhas quoted8 years ago
    А у иного и пристанища нет! А иной — слепой или глухой! А я, слава Богу, вижу прекрасно и все слышу, все. Крот под землею роется — я и то слышу. И запах я всякий чувствовать могу, самый какой ни на есть слабый! Гречиха в поле зацветет или липа в саду — мне и сказывать не надо: я первая сейчас слышу.
    Дима Кропотовhas quoted8 years ago
    Лукерья, первая красавица во всей нашей дворне, высокая, полная, белая, румяная, хохотунья, плясунья, певунья! Лукерья, умница Лукерья, за которою ухаживали все наши молодые парни, по которой я сам втайне вздыхал, я — шестнадцатилетний мальчик!

On the bookshelves

fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)