Read

Повесть о Ходже Насреддине. Книга 2. Очарованный принц

«Очарованный принц» — это продолжение полюбившейся читателям всех возрастов книги о мудрено и острослове Ходже Насреддине. Она рассказывает о приключениях героя в горах Ферганы и в Коканде. Насреддин по-прежнему верен себе: он борется со злом, помогает слабым и беззащитным, восстанавливает справедливость. Из беззаботного весельчака наш герой превратился в умудренного житейским опытом философа, который умеет высмеять глупость и всегда придумает дерзкий и хитроумный план, чтобы наказать жадность и порок.
more
Impression
Add to shelf
Already read
402 printed pages
Современная прозаИстория

ImpressionsAll

Sholpan Baimuldinova
Sholpan Baimuldinovashared an impressionlast month

Очень люблю эту книгу

👍
🔮Hidden Depths
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable
😄LOLZ

Lilya Kuchina
Lilya Kuchinashared an impression6 months ago
👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
🌴Beach Bag Book
🚀Unputdownable
😄LOLZ

Прям ????????????

b7537920761
b7537920761shared an impressionlast year
👍
🔮Hidden Depths
😄LOLZ

Прошлый раз читала книгу давным-давно, перечитав сегодня опять смогла окунуться в весёлую и мудрую восточную Сказку, которая не стареет с годами, герои которой живут вечно. Читайте и вы-не пожалеете!

💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable
😄LOLZ

QuotesAll

Горит душа у меня,
Потому что я человек!
Поля вокруг — для меня,
Ишак мой — друг для меня,
Зовет дорога меня,
Потому что я человек!
Увидев стадо, идущее на водопой, он спел:
Блестит вода — для меня,
Идут стада — для меня,
Года не старят меня,
Потому что я человек!
ибо лучше ходить босиком, чем в тесной обуви, лучше терпеть все невзгоды пути, чем сидеть дома…
Как не вспомнить по этому поводу чистейшего в мыслях Фариса-ибн-Хаттаба из Герата, который сказал: «Малого не хватает людям на земле, чтобы достичь благоденствия, — доверия друг к другу, но эта наука недоступна для низменных душ, закон которых — своекорыстие».
— Он опять растолстел, как бочка! Скоро я уже не смогу ездить на нем, придется продать его какому-нибудь киргизу с кривыми ногами.
Все, все проходит; бьют барабаны, и базар затихает — пестрый, кипучий базар нашей жизни. Одна за другой закрываются лавки суетных мелких желаний, пустеют ряды страстей, площади надежд и ярмарки устремлений; становится вокруг тихо, просторно, с неба льется грустный закатный свет, — близится вечер, время подсчета прибылей и убытков. Вернее — только убытков; вот мы, например, многоскорбный повествователь этой истории, не можем, не кривя душой, похвалиться, что заканчиваем базар своей жизни с прибылью в кошельке.
Миры совершают свой путь; мгновения цепляются за мгновения, минуты — за минуты, часы — за часы, образуя дни, месяцы, годы, но мы, многоскорбный повествователь, из этой вечной цепи ничего не можем ни удержать, ни сохранить для себя, кроме воспоминаний — слабых оттисков, запечатленных как бы на тающем льде. И счастлив тот, кто к закату жизни найдет их не совсем еще изгладившимися: тогда ему, как бы в награду за все пережитое, дается вторая юность — бесплотное отражение первой. Она не властна уничтожить морщины лица, вернуть силу мышцам, легкость — походке и звонкость — голосу; ее владения — только душа. Встречали вы старика с ясными и светлыми глазами? Это юность, повторенная в его душе, смотрит на вас, это бесплотный поцелуй из прошлого, подобный свету погаснувшей звезды, это блуждавший где-то и наконец вернувшийся к нам обратно звук струны, которая давно уж отзвенела. Да будет ниспослана такая милость и нам за все наши горести и утраты: пусть никогда не изгладится в нашем сердце благословенный оттиск, оставленный юностью, дабы, вернувшись к нам на закате, узнала она дом, в котором когда-то жила…
al62
al62has quoted3 years ago
А мир лежал перед ним — широкий, просторный, открытый во все концы… Заря меркла, сумерки сгущались, затихшая река дышала прохладной свежестью — мир покорялся ночи, и звезды, разгораясь, все чище, ярче, отдалялись от сквозной воздушной черноты неба и тянули к земле дрожащие хрустальные нити — «струны ангелов», как сказал бы Хафиз.
— Кому нужно, — тот пройдет. Какие заставы смогут удержать его? — указал Ходжа Насреддин на своего спутника, распростертого перед входом в гробницу

On the bookshelvesAll

Антоний Киш

Ходжа Насреддин

Мария Плотникова

Русские авторы

Ekaterina Ilyina

Восток

Alexei Shmouratko

ASh

Related booksAll

Related booksAll

Леонид Соловьёв

Повесть о Ходже Насреддине. Книга 1. Возмутитель спокойствия

Леонид Соловьёв
По­весть о Ходже На­сред­дине (сбор­ник)

Леонид Соловьёв

Повесть о Ходже Насреддине (сборник)

Автор неизвестен
Ходжа Hасpед­дин

Автор неизвестен

Ходжа Hасpеддин

Григорий Горин

Избранные страницы (208 избранных страниц)

Лев Гумилев

Меня называют евразийцем

Вадим Шефнер
Бар­хат­ный путь

Вадим Шефнер

Бархатный путь

Григорий Горин

Кто есть кто?

On the bookshelvesAll

Ходжа Насреддин

Русские авторы

Восток

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)