Read

Media Sapiens. Повесть о третьем сроке

Талантливому специалисту по пиару, «медийщику», в принципе все равно, на кого работать, – он фанатик самой медиа, то есть СМИ. Поэтому он переметнулся из одного лагеря в другой, разрабатывая изощренные схемы PR-ходов, вплоть до «информационного теракта».В конце концов он сам становится жертвой PR-акции, где люди гибнут уже всерьез…«Когда из стеклянных дверей метро выплеснулась на улицу первая порция людей, готовящихся начать трудовой день, где-то слева бухнул взрыв. То есть сначала никто и не понял, что это был взрыв. Просто какой-то достаточно громкий хлопок и все. Затем, когда пространство затянуло едким дымом, и раздались первые женские визги „человека гранатой убили“, началась всеобщая паника. Толпа бросилась в разные стороны, гонимая общим страхом».
more
Impression
Add to shelf
Already read
268 printed pages
Современная проза

ImpressionsAll

👍

Yuriy Chevordov
Yuriy Chevordovshared an impressionlast year
🎯Worthwhile

QuotesAll

Я не знаю, где старик Пушкин брал эти лучи солнца, освежающий морозец и пение зимних птах. Не исключено, что он уже с утра начинал бухать, а через бокал шампанского любое время суток очаровательно.
Знаете, как было в школе, когда ученики писали про обидчиков гадости в туалете, типа «Соколов Колька – мудак и говноед»? Так вот теперь школьники подросли и используют в качестве стен туалета средства массовой информации.
Чем чудовищнее солжёшь, тем скорее тебе поверят. Рядовые люди скорее верят большой лжи, чем маленькой. Это соответствует их примитивной душе. Они знают, что в малом они и сами способны солгать, ну а уж очень сильно солгать они постесняются. Большая ложь даже просто не придёт им в голову. Вот почему масса не может себе представить, чтобы и другие были способны на слишком уж чудовищную ложь.
Вот она — истинная сущность рекламы. Ты думаешь, что попал в волшебный сон с мулатками, тайками и морем выпивки — а в конце всё оборачивается коммерческим наебаловом
Утро — самое отвратительное время суток. Я его ненавижу. Особенно зимой. Я не знаю, где старик Пушкин брал эти лучи солнца, освежающий морозец и пение зимних птах. Не исключено, что он уже с утра начинал бухать, а через бокал шампанского любое время суток очаровательно. Я встаю, подхожу к окну. «Вечор ты помнишь? Вьюга злилась.
Медиаструктуры гораздо умнее людей, иначе как вы объясните тот факт, что аудитория продолжает позволять манипулировать собой и слепо верит во все глупости и надувательства, которые ей каждый день сообщают экраны телевизоров, интернет-страницы и радиоволны?
ЗАСУНЬ В ЖОПУ СОВЕСТЬ.
ЭТО РЕАЛЬНОСТЬ!
После душа, уже в постели, Даша спрашивает меня, во сколько мне завтра вставать, а я лежу, смотрю в потолок и думаю о том, что воровать сцены у великой Лени Рифеншталь стыдно и непозволительно никому. Даже братьям-белорусам. Внезапно мне в голову приходит одна мысль:
– Кстати, Даш, а ты «Триумф Воли»-то смотрела? – спрашиваю я ее, перед тем как выключить свет.
Утро – самое отвратительное время суток. Я его ненавижу. Особенно зимой. Я не знаю, где старик Пушкин брал эти лучи солнца, освежающий морозец и пение зимних птах. Не исключено, что он уже с утра начинал бухать, а через бокал шампанского любое время суток очаровательно.
Вот она – истинная сущность рекламы. Ты думаешь, что попал в волшебный сон с мулатками, тайками и морем выпивки – а в конце всё оборачивается коммерческим наебаловом.
Клиент должен видеть, что перед ним профессионалы – это раз. И то, что другие люди перед ним так же платили нам такие деньги, а может, и больше, за те же услуги – это два.
Я, Аркадий Яковлевич, вас очень хорошо понимаю. Сам, признаться, к этой англосаксонской традиции пиетета не испытываю. Скорее, дань окружающим.
Зачем ждать всю жизнь, если можно получить быстрорастворимые небеса здесь и сейчас? Правда, всего на четыре недели в году, но в условиях нынешней мировой экономики это уже много, ты же понимаешь.
Основная проблема нашего общества – отсутствие умения общаться с людьми.
Вот она – истинная сущность рекламы. Ты думаешь, что попал в волшебный сон с мулатками, тайками и морем выпивки – а в конце все оборачивается коммерческим наебаловом.
ASH
ASHhas quoted3 years ago
На улице темно, понурые люди чистят машины, ведут детей в детские сады и школы и спешат на работу. Никто этому утру не рад. По мне, так я бы вообще начинал рабочий день в России часов с двенадцати. Все равно утром никто ничего не соображает. Реальные дела начинаются в обед, потому что наши люди до этого времени не могут втянуться в рабочий ритм. Клерки – пока не налакаются трех чашек кофе, рабочие – пока не ебнут два стакана. А людям креативных специальностей я вообще бы законом ввел начало работы в час дня. Какой прок от нас, когда мозги еще окутаны сонной дымкой? Особенно зимой. А ведь нам надобно творить…
И нет в России лучшей доли, чем В ДОЛЕ!
ненависть — как раз таки не деструктивное, а созидательное чувство…
Утро – самое отвратительное время суток. Я его ненавижу. Особенно зимой. Я не знаю, где старик Пушкин брал эти лучи солнца, освежающий морозец и пение зимних птах. Не исключено, что он уже с утра начинал бухать, а через бокал шампанского любое время суток очаровательно.
– Наша традиционная проблема…
«В воровстве, распиздяйстве и лени».

On the bookshelvesAll

Elena Sycheva

Современная русская проза

Alina Maatjes-Siletskaya

Russian

Андрей

Сергей Минаев

Tally

Сергей Минаев

Related booksAll

Related booksAll

Сергей Минаев

Media Sapiens-2. Дневник информационного террориста

Сергей Минаев

Время героев: рассказы, эссе

Сергей Минаев

Р.А.Б

Сергей Минаев

Духless

Сергей Минаев

The Тёлки два года спустя, или Videoты

Сергей Минаев

The Телки

Сергей Минаев

Москва, я не люблю тебя

On the bookshelvesAll

Современная русская проза

Сергей Минаев

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)