Незабываемое будущее: советская педагогическая
утопия 1960-х годов, Дарья Димке
ru
Free
Дарья Димке

Незабываемое будущее: советская педагогическая утопия 1960-х годов

Коммунарское движение возникло в Советском Союзе в 1960-х годах благодаря тому, что далеко не все считали государственную риторику о близости коммунизма и справедливого бесклассового общества пустословием: некоторые воспринимали ее всерьез и пытались воплотить в жизнь. Одному из таких экспериментов посвящена книга Дарьи Димке, изучившей ленинградскую Коммуну юных фрунзенцев (она просуществовала с конца 1950-х до середины 1960-х). Автор не только рассказывает об истории, идеологии и сложной жизни самоорганизованной коммуны, но и вписывает практики коммунаров в широкий контекст оттепельной советской повседневности. Дарья Димке — магистр антропологии Европейского университета в Санкт-Петербурге, научный сотрудник центра «Res Publica» Европейского университета в Санкт-Петербурге.
298 printed pages

Impressions

Ася Калебина
Ася Калебинаshared an impressionlast year

Стоит ознакомиться всем создателям авторских школ, курсов и студий для детей и подростков.

Sergey Gavrichenko
Sergey Gavrichenkoshared an impression2 years ago
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile

Книга интересна в контексте затронутой проблематики. Не встречал до прочтение книги информации о Коммуне и не видел разницы между пионерией и коммунарами. С книги можно почерпнуть фактологию, хорошо изложены разные концепции детства (мир детей как самостоятельная вселенная, либо же как подготовка к взрослой и насыщенной жизни), различия в идеологии скаутов и коммунаров (если свети различия в таблицу - книга бы выиграла в наглядности), о жизни и быте коммун, взаимоотношениях между коммунарами. Описаны ряд специфических практик коммунаров: говорить правду, откровенный разговор, ночные костры (журнал Огонёк видимо получил своё название благодаря таким вечерним кострам, где обсуждались важные для жизни вопросы, велись споры и т.п.) , рабочие десанты, желание совершить подвиг, неоднозначная система самоконтроля - рука Джона и т. п.

Странно, что советское общество в целом и движение коммунаров рассмотрено через призму А. Макинтайра, где во главу угла ставиться утопическое общество. Всё же СССР не был утопическим обществом, идеи коммунизма, почерпнутые из марксизма можно отнести к такого рода выдуманным обществам, а общество СССР - нет. Оно не было однородно и такой подход весьма упрощает модель общества, разделяя её на "официоз" и "кухню" и не даёт понять, откуда пошла практика агитаторства, когда её следовало прекратить в виду изменившихся событий и почему этого изменения не произошли (в частности из-за внутрипартийной борьбы между самыми главными партийцами). Так же не освещено то, как повлиял съезд, на котором Хрущёв придумал культ личности и умело его разоблачил, на молодые умы поколения 60-х годов. На мой взгляд - это весьма серьёзная идеологическая диверсия, которая во многом повлияла на возможность совершения событий 1991 и последующих годов.

Автор пишет, что вплоть до 1963 года к обучению пионерского актива не было никаких претензий, а дальше данную тему не раскрывает, лишь указывает на разногласия со школьными учителями из-за резкости поведения коммунаров и ссылается на "систему советской диглоссии", что весьма печально, т.к. лично я рассчитывал на то, что будет раскрыта суть конфликта в лицах и действиях, приведены конкретные случае разногласий, как они решались, какие основные вопросы поднимались, как переформатировали коммуны, что стало с коммунарами потом и т.п.

В любом государстве есть "система диглосии", т.к. любая идеология - это прикрытие реальной политики. Та же демократия с правами и свободой личности такая же "система западной диглоссии", которая в данный момент достигла своего апогея, когда бомбардировки стран называют "установлением демократии". Только наивные идеалисты могут всерьёз верить в установление демократии, а не в интересы корпораций, борющихся за контроль ресурсов.

Автору благодарность за попытку освещения интересной темы. Надеюсь, что следующие исследования будут иметь более широкий глубинный контекст и иные инструменты, позволяющие взглянуть на советское общества, мечты и идеалы советских людей не через призму утопии, а через стереотипы, сформированные жизнью предыдущих поколений. Предыдущие поколения столкнулись с суровой реальностью, выжили в ней и таким образом пытались передать молодому навыки, которые уже были не столь необходимы в новых условиях, когда главная борьба за выживание с сферы физической крепости и преодолении себя в тяжёлых бытовых условиях переместилась в сферу знаний и осмысления наследия и выработки нового знания.

Елена Wiens
Елена Wiensshared an impression10 months ago
👍Worth reading
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile

Интереснейшее исследование опыта воспитания детей и подростков в коммуне в 60-е годы. В силу своего возраста, я не испытала на себе этой педагогики, но, прочитав книгу, поняла, что какие-то отголоски меня коснулись, например, когда я в начале 90-х была в лагере «Орлёнок». Познавательно: соотношение коммуны и пионерии, роли учителей, пионерского руководства и педагогов-новаторов, трансформация идеалов (20-е годы, 60-е, 70-80-е), отношение к детям в СССР как к маленьким взрослым, способным влиять на мир вокруг наравне со взрослыми, а также почему у нас такая школа, до сих пор во многом советская и удручающе устаревшая.

Quotes

Влада Петрова
Влада Петроваhas quotedlast year
люди, желающие воплотить ту модель совместной жизни, которая кажется им идеальной, должны относиться к своей жизни как к произведению искусства.
Надя Дегтярева
Надя Дегтяреваhas quotedlast year
«После посещения церкви мы решили, что царство небесное — это такая Швамбрания, которую взрослые выдумали для бедных».
Adrian Dolghi
Adrian Dolghihas quoted2 months ago
Илья Утехин
Люди будущего времени
Есть вещи, которые можно понять только на расстоянии. Исследователь восстанавливает события и смыслы по кусочкам, пользуясь интервью, воспоминаниями, архивными документами и публикациями. Он складывает из этих фрагментов некую историю, которая в своей целостности не была понятна участникам событий. Когда они выслушают исследователя, они в чем-то узнают себя, а чему-то, возможно, станут возражать. Во всяком случае, многое для них самих, героев этой истории, окажется неочевидным.

Например, если вы когда-то читали книги Владислава Крапивина и они были частью вашего мира, это вовсе не значит, что вы тогда могли понять место и роль книг Крапивина в позднесоветском обществе. Требуется исследование, которое невозможно без определенной дистанции. Советское общество и его гуманистический расцвет, хрущевская оттепель, находятся сегодня как раз на такой дистанции от нас. А книга, которую вы держите в руках, позволяет увидеть это время и советского человека в новом свете. Источником этого света для автора книги стало коммунарское движение. Мы откроем для себя, во что его участники верили, как они говорили и что делали в соответствии со своими убеждениями.

Для исследователя-социолога само собой разумеется, что люди обычно говорят одно, делают другое (а думают, что делают третье). Эти зазоры между мыслью, словом и действием, характерные для некоторой группы лиц, которую объединяют слова, действия и убеждения, ученый и пытается объяснить. Не надо быть антропологом, чтобы здравый смысл подсказал, что не следует принимать на веру декларации. Скажем, если вам заявляют, что нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме, только очень наивные люди примут такое утверждение за чистую монету. Впрочем, возможно разное понимание того, что такое коммунизм. Но когда с высоких трибун говорилось о том, что государство будет вскоре заменено самоуправлением трудящихся, а ради этого трудящимся надо разнообразно включаться в общественную жизнь, участвовать в народных дружинах и прочих формах общественной самодеятельности, вот тогда некоторые, как выясняется, полагали, что за этими словами стоит нечто большее, чем лозунг.

Или, например, гражданам спустили разнарядку по воспитательной работе с подростками, а они вместо всегдашней имитационной туфты взялись за дело искренне, будто приняли слова всерьез. Дарья Димке показывает нам тех, кто пробовал претворить декларации в жизнь (примерно как некоторые сектанты читали Библию в качестве прямого и непосредственного руководства к действию).

Конец 1950-х и начало 1960-х годов были отмечены верой многих советских людей в наступление нового, в технический и социальный прогресс: научная фантастика, казалось, уже воплощается в жизнь. Среди таких граждан были и те, кто был готов непосредственно вступить в коммунизм, образуемый в пределах небольшого коммунарского коллектива, изменив прежде всего себя, свое сознание. Им даже удавалось наполнить

On the bookshelves

Бесплатное хорошее, Леночка
common place, Издательство common place
Издательство common place
common place
  • 30
  • 1K
Выбор Игоря Гулина, КоммерсантЪ Weekend
КоммерсантЪ Weekend
Выбор Игоря Гулина
  • 75
  • 416
Склад, Ирина
Ирина
Склад
  • 1.3K
  • 31
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)