ru
Free
Read

Штосс

Последнее прозаическое произведение М.Ю. Лермонтова, над которым он работал перед гибелью. Художник Лугин по возвращении из Италии в Петербург изнывает от сплина. Он не может окончить начатый им женский портрет и сетует на то, что лица людей в последнее время кажутся ему жёлтыми, а неведомый голос скороговоркой нашёптывает в ухо один и тот же адрес: «в Столярном переулке, у Кокушкина моста, дом титулярного советника Штосса, квартира номер 27».
more
Impression
Add to shelf
Already read
22 printed pages
Бесплатно

QuotesAll

Однако есть люди, у которых опытность ума не действует на сердце, и Лугин был из числа этих несчастных и поэтических созданий.
Наружность Лугина была в самом деле ничуть не привлекательна. Несмотря на то, что в странном выражении глаз его было много огня и остроумия, вы бы не встретили во всем его существе ни одного из тех условий, которые делают человека приятным обществе; он был неловко и грубо сложен; говорил резко и отрывисто; больные и редкие волосы на висках, неровный цвет лица, признаки постоянного и тайного недуга, делали его на вид старее, чем он был в самом деле; он три года лечился в Италии от ипохондрии, – и хотя не вылечился, но по крайней мере нашел средство развлекаться с пользой: он пристрастился к живописи; природный талант, сжатый обязанностями службы, развился в нем широко и свободно под животворным небом юга, при чудных памятниках древних учителей. Он вернулся истинным художником, хотя одни только друзья имели право наслаждаться его прекрасным талантом. В его картинах дышало всегда какое-то неясное, но тяжелое чувство: на них была печать той горькой поэзии, которую наш бедный век выжимал иногда из сердца ее первых проповедников.
– Полковник, из анженеров, что ли!
– Отчего же он не жил?
– Да переехал было… а тут говорят, его послали в Вятку – так номер пустой за ним и остался.
– А прежде полковника?
– Прежде его было нанял какой-то барон, из немцев – да этот и не переезжал; слышно, умер.
– А прежде барона?
– Нанимал купец для какой-то своей… гм!
всё шло своим чередом; было ни скучно, ни весело.
есть люди, у которых опытность ума не действует на сердце

On the bookshelvesAll

Иван

Классика и прочее

Саша Бенюмова

Школьная литература

Related booksAll

Михаил Лермонтов

Корсар

Михаил Лермонтов

Джюлио

Михаил Лермонтов

Преступник

Михаил Лермонтов

Олег

Михаил Лермонтов

Литвинка

Михаил Лермонтов

Испанцы

Михаил Лермонтов

Последний сын вольности

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)