Read

Живи и помни

Александр Солженицын назвал Валентина Распутина «нравственником». Точнее не скажешь: вопросы нравственности составляют самую суть, образуют главный нерв прозы Распутина-писателя. Его повести и рассказы, которыми он с самого начала сражался за русские традиции, обычаи, язык, землю, по праву составляют золотой фонд отечественной литературы.
Живым и точным, ярким и образным языком творил Валентин Распутин музыку родной земли и своего народа, стараясь передать читателю главную способность своих героев – ощущать «бесконечную, яростную благодать» мироздания, «все сияние и все движение мира, всю его необъяснимую красоту и страсть…».
В эту книгу вошли лучшие повести и рассказы писателя – «Живи и помни», «Деньги для Марии», «Уроки французского», «Василий и Василиса», «Век живи – век люби» и другие.
more
Impression
Add to shelf
Already read
555 printed pages
Современная проза

ImpressionsAll

👍

Советую прочитать, завораживает

Лем Сейл
Лем Сейлshared an impressionlast month
🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable
💧Soppy

andrvershinin
andrvershininshared an impression4 months ago
🔮Hidden Depths

ghigan
ghiganshared an impression2 years ago
🎯Worthwhile

QuotesAll

С людьми жить – человеком надо быть.
Столько он перевидал рядом с собой смертей, что и собственная представлялась неминуемой: не сегодня – так завтра, не завтра – так послезавтра, когда подвернет очередь.
Человек должен быть с грехом, иначе он не человек.
Сколько людей, и здоровых и сильных, не отличают своих собственных, Богом данных им чувств от чувств общих, уличных. Эти люди и в постель ложатся с тем же распахнутым, для всего подходящим удовольствием, с каким садятся за стол: лишь бы насытиться. И плачут, и смеются они, оглядываясь вокруг, – видно, слышно ли, что они плачут и радуются, не потратиться бы на слезы зря. Эти свое отзвучали: тронь их особой тронью – не поймут, не отзовутся, ни одна струночка не отдастся в ответ чуткой дрожью: поздно – заглохло, закаменело, и сами они никого также не тронут. А все потому, что в свое время не умели или не хотели остаться наедине с собой, позабыли, потеряли себя – не вспомнить, не найти.
исчез хороший, старой работы, плотницкий топор Михеича.
Настену в Атамановку судьба занесла с верхней Ангары. В голодном тридцать третьем году, похоронив в родной деревне близ Иркутска мать и спасаясь от смерти сама, шестнадцатилетняя Настена собрала свою малую, на восьмом году, сестренку Катьку и стала спускаться с ней вниз по реке, где, по слухам, люди бедствовали меньше. Отца у них убили еще раньше, в первый смутный колхозный год, и убили, говорят, случайно, целя в другого, а кто целил – не нашли. Так девчонки остались одни
когда есть чем лечить его, лечить нетрудно
Нельзя по-настоящему почувствовать себя зверем, пока не увидишь, что существуют домашние животные, нельзя продолжать новую жизнь, не подобрав пуповину от старой,
Днем Настена возила с гумна солому на колхозный двор и всякий раз, спускаясь с горы, как завороженная посматривала на баню. Одергивала себя, злилась, но пялилась на темное и угловатое пятно бан
Моим старикам ждать уж немного осталось. Там встретимся, поговорим. Может, там войны нет. А здесь хоть у слабого, хоть у сильного одна надежа – сам ты, больше никто.
Господи, как же чувства человеческие капризны и смутливы! До чего они требовательны и изменчивы!
– Вся деревня занималась разбоем, а захотели на какого-то атамана свалить. Нет уж, не выйдет.
На все плюнь, обо всем забудь – рожай. Ребенок – все наше спасенье. Ты тоже в этом деле моем немаленько заляпана. А ты совестливая, тебе неспокойно. Родишь – будет легче. Ребенок спасет тебя ото зла. Да разве есть во всем белом свете такая вина, чтоб не покрылась им, нашим ребенком. Нету такой вины, Настена. Так и знай. Я ждал тебя, каждый час ждал, чтоб сказать: готовься. Возьми сердце в камень, завяжись в узелок, зажми уши и не слушай, что на тебя понесут. Я знаю: тебе придется ходить по раскаленным углям… вытерпи, Настена. Но чтоб ему не повредило. А станет невмочь – прибегай. Прибегай. Я тебя буду ждать. Я для тебя и буду жить, больше мне тут делать нечего. А станут совсем донимать тебя – всех порешу, всех пожгу, родную мать не пожалею…
Он сердился на людей, которые брезговали есть конину, доказывал, что из всех животин эта – самая чистая, однако сам он ее тоже не ел: не мог.
нагуляемся, – крикнул веселый, с красным лицом Максим, поддергивая раненую руку. – Где наша не пропадала! Все будет. Скоро придут мужики…
– Кому приходить-то? – негромко, но внятно, слышно для всех спросила Вера Орлова, вдовая молодайка, оставшаяся с мальчишкой.
– Ну… – замялся Максим, – кто-нибудь придет…
– По моим сведениям, – поднимаясь, доложил Иннокентий Иванович, должно прийти шесть человек. Он отыскал за столом Настену. – Это с Андреем Гуськовым, котрый без вести пропавший.
– Кто да кто еще?
– Да что мы, не знаем, что? Чего спрашивать! Но Иннокентий Иванович взялся перечислять.
– А моего почему не считаешь? – заговорила вдруг Надька, когда он кончил, заговорила сразу, как сорвавшись, требовательно и зло. – Или считать дальше не умеешь, счетный работник?
– Потому что ты извещение получала. – Непросто было сбить с толку Иннокентия Ивановича, он знал, что отвечать.
– Ну и что, что получала? А ты считай. Он придет. Я говорю: он придет, – с вызовом обращаясь ко всем, накалялась Надька. – Вот увидите. Не надейтесь, что не придет. Придет и собьет твой счет. Так что считай сразу. Не шесть, а семь – так и говори.
– Тогда и мой придет, – глухо, не глядя ни на кого, сказала Вера Орлова.
Она чуть не задохнулась от этой нечаянно подвернувшейся мысли
примеривался к тому, чтобы его ранило

On the bookshelvesAll

Марина Богданова

Российское современное

Илона Богатырёва

Кодификатор ЕГЭ по литературе

Павел

Школьное

Влада

11 класс

Related booksAll

Related booksAll

Валентин Распутин
По­след­ний срок

Валентин Распутин

Последний срок

Виктор Астафьев

Царь-рыба

Валентин Распутин
Жен­ский раз­го­вор

Валентин Распутин

Женский разговор

Валентин Распутин
Но­вая про­фес­сия

Валентин Распутин

Новая профессия

Валентин Распутин

Век живи - век люби

Валентин Распутин
Про­ща­ние с Ма­те­рой

Валентин Распутин

Прощание с Матерой

Валентин Распутин

Нежданно-негаданно (сборник)

On the bookshelvesAll

Российское современное

Кодификатор ЕГЭ по литературе

Школьное

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)