Всемирная история в анекдотах, Феликс Кривин
Read

Всемирная история в анекдотах

Феликс Кривин – один из известнейших советских писателей-сатириков.
Книга об истории развития человечества, написанная живым, юмористическим языком поведает о том, как же на самом деле происходили исторические события с древнейших времен до наших дней. Ее прочтение позволит читателям еще раз с улыбкой взглянуть на наше прошлое и настоящее. Именно такая оценка прошлого позволит и в настоящем видеть светлые и радостные стороны нашей жизни. Например, вот что на самом деле произошло при убийстве Цезаря: «Не хотелось бы никого обидеть, но Брут по-латыни означает дурак. Поэтому предсмертное восклицание Цезаря: «И ты, Брут!» – по сути означало: «И ты, дурак!». Или: «Господи, а я-то считал тебя умным человеком!»
А возможно, и с некоторым обобщением: «Ну разве можно быть Цезарем, живя среди таких дураков!»
more
Impression
Add to shelf
Already read
273 printed pages

Related booksAll

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

QuotesAll

Когда человек съедает человека, то сразу двое перестают хотеть есть, а если не съедает, то оба остаются голодными
Когда Сократа хоронили, он был вниманием согрет: слезу на камень уронили, сочувственно вздохнули вслед. Потом немного погрустили о бренности бегущих лет и написали на могиле:
«У нас незаменимых нет».
Воспоминание о Казанове
Сколько в мире женщин – тех, что не про нас! До отказа их, но суть не в этом.
Казанова плакал, получив отказ, потому что он привык к победам.
И не раз хотел покончить он с собой, добираясь до жены соседа. Затянуть на шее шарфик голубой, потому что он привык к победам.
Мы не казановы, и во цвете лет нас не сломят мелочные беды. Поражений в мире больше, чем побед, но из них мы делаем победы.
Если кто чего-то в жизни не нашел, он не станет ахать или охать. Потому нам так живется хорошо – хорошо, что сделано из плохо.
Откуда взялась национальность

Когда человек произошел от обезьяны, он немного стеснялся своего происхождения. Поэтому он изо всех сил старался как-то отличиться от обезьяны. А как отличиться от обезьяны? Некоторым это довольно трудно, потому что это у них на лице написано.
Стали присматриваться, у кого что написано на лице, и в результате придумали главное отличие: на-лице-ональ-ность. Или просто национальность — для краткости.
Сначала национальность была написана только на лице, а со временем ее стали писать в различных документах. Чтобы, если человек ничем не отличается от других людей или, скажем, от обезьяны, просто заглянуть к нему в документ и прочитать, что там написано.
Даже на лицо не нужно смотреть. На лице мало ли что может быть написано. На лице иногда такое написано, что даже и выговорить неприлично. А прочитал в документе и сразу успокоился: это наш. Из троглодитов. Из питекантропов. Можно еще и на грудь повесить какой-нибудь знак отличия, чтобы отличить человека от тех же обезьян. Ведь не каждый сам по себе отличается от обезьян. Иным для этого требуется очень много знаков отличия.
К сожалению, охота на козлов отпущения не могла решить ни мясной, ни, тем более, молочной проблемы.
ЭПОХА ВЕЛИКОГО ЗАТЕМНЕНИЯ В просвещенные неандертальские времена многие неандертальцы пытались выбиться в кроманьонцы. Женились на кроманьонках, заводили дружбу с кроманьонцами и, чтоб казаться выше, надевали туфли с высокими каблуками. Кроманьонцы были выше неандертальцев на целую голову, но неандертальцы удлиняли себя со стороны каблуков. А потом наступила эпоха Великого Затемнения, и быть кроманьонцем стало небезопасно. Появилось множество анкет, в которых самые удачливые с гордостью писали: происхождение — из неандертальцев, социальное положение — неандерталец, образование — неандерталец, знание языков — неандертальский и никаких других. Стали укорачивать кроманьонцев, чтоб они не возвышались над неандертальцами. Интересно, что, удлиняя себя со стороны каблуков, кроманьонцев укорачивали со стороны головы, что было наиболее радикальным решением данного вопроса. Кроманьонцы старались держаться неандертальцами. Они ходили, согнув колени и вобрав в плечи голову, в компаниях напивались, как самые последние неандертальцы, употребляли грубые слова и старались казаться глупей, чем были на самом деле, потому что глупость считалась государственным качеством. Но тут вдруг кончилась эпоха Великого Затемнения, и все стали массово выходить из неандертальцев. И у многих стали отрастать головы. Но это, конечно, не у всех, а лишь у тех, кто в эпоху Затемнения своевременно вобрал голову в плечи.
Сойти с ума — нехитрое дело, тут важно — с какого ума сойти…

Related booksAll

Подражание театру, Феликс Кривин
Феликс Кривин
Подражание театру
Полусказки, Феликс Кривин
Феликс Кривин
Полусказки
Шутки с эпиграфами, Феликс Кривин
Феликс Кривин
Шутки с эпиграфами
Феликс Кривин
Притчи о жизни
Феликс Кривин
Притчи о жизни
Феликс Кривин
Уче­ные сказки
Феликс Кривин
Ученые сказки
Феликс Кривин
Из­бран­ное
Феликс Кривин
Избранное
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)