Добронега, Владимир Романовский
Read

Добронега

Первая книга «Русской Тетралогии» повествует о событиях в Сигтуне, Новгороде, Киеве и Константинополе, многие из которых оказались скрытыми от взгляда историков и летописцев.
more
Impression
Add to shelf
Already read
607 printed pages
Современная прозаФантастика и фэнтезиИстория

Related booksAll

Добронега, Владимир Романовский
Добронега
Read

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

ImpressionsAll

Простое и весёлое развлекательное чтиво — эдакий фентэзийный роман на исторический манер, без магии и рас, зато с выдуманными самоназваниями народностей и словами, настолько похожими на те, которые могли бы быть, что непонятно, стоит ли за этим языковая игра, или глубокое исследование, или и то, и другое.

QuotesAll

Ну, допустим, ты хочешь убедить в чем-нибудь большое количество людей. Допустим, в том, что Иисус Христос был не Сын Божий, как утверждают христиане, но обычный человек. Ты составляешь какое-нибудь спорное утверждение, например, Иисус очень любил прислушиваться к мнению женщин. На самом деле неизвестно, любил или нет. Перед тем, как высказать это утверждение, ты придумываешь к нему начало, которое как бы косвенное, не имеет отношения к теме, но на самом деле самое главное и есть. Фраза получается такая — «Только очень наивные, суеверные и невежественные люди, вроде христиан, думающих, что Иисус — сын самого главного бога, могут утверждать, что он не принимал во внимание мнение женщин». Тут христиане начинают возмущаться. Мол, ничего неизвестно. А ты настаиваешь. А меж тем, поскольку внимание слушающих — на второй части фразы, первая часть уходит беспрепятственно в их подсознание. И даже если человек не считает, что христиане, во всяком случае, все христиане, наивны, суеверны, и невежественны, и даже если он сам христианин, образ, созданный первой, менее заметной частью фразы, остается в подсознании. Или же, попроще — «Болгар следует оставить в покое! Даже такие жестокие и продажные люди, как христиане, признают право болгар на существование». Ударение здесь на болгарах, которые есть ли, нет ли — важно только Базилю. А в подсознании уже отложилось, что христиане жестоки и продажны.
– Молчи! – крикнул конунг. – Молчи, дурак! Что мне делать, – пожаловался он. – Меня окружают одни дураки. И союзники дураки, и враги тоже дураки. Все эти дураки все время о чем-то договариваются между собой, дерутся, безобразят, мирятся, и все это в обход того, что я им говорю, потому что дурак с дураком договорится скорее, чем с умным. Им даже понимать друг друга не надо.

Related booksAll

Средневековый детектив, Владимир Романовский
Владимир Романовский
Средневековый детектив
Гроза над Польшей, Андрей Максимушкин
Андрей Максимушкин
Гроза над Польшей
Сармат. Любовник войны, Александр Звягинцев
Александр Звягинцев
Сармат. Любовник войны
Михаил Ахманов
Недо­ста­ю­щее звено
Михаил Ахманов
Недостающее звено
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)