Read

Мельмот скиталец

Необычный, обаятельный и пугающий образ Мельмота, созданный талантом Ч. Р. Мэтьюрина, не имеет себе подобного в литературе XIX века. Джон Мельмот, человек, вкусивший запретного знания, был обречен творить зло против воли. Темные силы осудили его на вечное проклятие, избавиться от которого он мог лишь в том случае, если другой человек согласится поменяться с ним ролью. Мельмот вынужден скитаться по свету, чтобы найти такого человека…

Перевод А. М. Шадрина, общая редакция, статья и примечания М. П. Алексеева.
more
Impression
Add to shelf
Already read
935 printed pages

ImpressionsAll

VeeRoute
VeeRouteshared an impression3 months ago
💀Spooky
🙈Lost On Me
🚀Unputdownable

Мда. Страх и ужас.

Lidia Mosina
Lidia Mosinashared an impression2 years ago
🙈Lost On Me

QuotesAll

ибо нет ничего надежнее и живее, чем общение с человеком
Тогда он стал погружаться все глубже, движимый смутной мыслью, что, если он доберется до дна и сможет ухватиться там за что-нибудь твердое, он будет спасен.
той тягой к перемене мест, которой мы всегда обольщаемся, надеясь, что она все изменит, забывая, что сердце наше всюду с нами и что разъедающая его искони язва будет нашей спутницей и на Северном полюсе, и на экваторе
Глава XIII

Там, — в склепе, обретался дух,
Во всем принявший облик человека.

Саути. Талаба[308]

Я убежден, что, будь подземный ход этот самым длинным изо всех, по которым устремлялись археологи, искавшие в глубинах пирамид гробницу Хеопса[309], ослепленный отчаянием, я все равно бы стал упорно ползти по нему до тех пор, пока голод и измождение не вынудили бы меня остановиться. Однако на пути моем не встретилось подобных препятствий: пол на всем, его протяжении был гладким, а стены покрыты обивкой. И хоть мне и приходилось ползти в темноте, я все же был в безопасности: достаточно сказать, что я все дальше уходил от преследований Инквизиции, от возможности быть обнаруженным. Поэтому я даже особенно не раздумывал о том, куда меня может привести этот путь.
Я пробирался вперед, движимый тем величием отчаяния, при котором мужество неотделимо от малодушия
Когда человек так настойчиво сам зазывает к себе врагов, то неудивительно, что они очень скоро одерживают над ним победу.
Говорят, что лицемерие — это та дань уважения, которую порок платит добродетели, соблюдение же правил приличия есть та форма, в которую это уважение облекается;
Только непорочным и свободным от страсти душам дано сполна насладиться землею, океаном и небом.

On the bookshelvesAll

Olga Ivanova

1001 Books You Must Read Before You Die

LeeMooR

Классика

Анастасия Щербакова

Готические романы и рассказы

Alena Burney

Средневековье. Инквизиция. Эпидемия.

Related booksAll

Related booksAll

Альфред де Мюссе

Исповедь сына века

Антуан-Франсуа Прево

История кавалера де Грие и Манон Леско

Илья Эренбург

Необычайные похождения Хулио Хуренито и его учеников

Лоренс Стерн

Жизнь и мнения Тристрама Шенди, джентльмена

Ян Потоцкий

Рукопись, найденная в Сарагосе

Густав Майринк

Голем

Мэри Шелли

Франкенштейн, или Современный Прометей

On the bookshelvesAll

1001 Books You Must Read Before You Die

Классика

Готические романы и рассказы

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)