Read

Веселые похороны

Кто не стоял рядом с этой черной дырой – уходом любимого человека? Горечь, страх, отчаяние, невозможность примирения с этим непреложным законом жизни: все живое умирает. Уходящие люди ведут себя по-разному: мужественно или трусливо, находя в себе силы сохранять достоинство или, не имея его, доставлять дополнительные страдания ближним…
Это история о человеке, сделавшем все возможное, чтобы после его ухода осталась не черная дыра отчаяния, а атмосфера примиренности и любви. Так бывает – я это свидетельствую…
Л. Улицкая
more
Impression
Add to shelf
Already read
145 printed pages
Современная проза

ImpressionsAll

b7377255777
b7377255777shared an impression9 months ago

Спасибо, отлично!

QuotesAll

возле Мясного они однажды встретили рыжеватого человека со знакомым лицом. Алик перекинулся с ним парой слов, и они прошли дальше.
– Кто это?
– Не узнала? Бродский. Он живет неподалеку.
– Живой Бродский? – изумилась Валентина.
Он действительно был вполне живой.
«Прошлое окончательно и неотменимо, но власти над будущим не имеет»,
Ирка едва в обморок не упала у лифта. Алик, сам того не зная, в два счета разрушил ту странную форму аутизма, которым страдала ее девочка лет с пяти. Старое злое пламя вспыхнуло в ней, но сразу же и погасло: чем таскать дочку по психиатрам, не лучше ли предоставить ей возможность человеческого общения, которого ей так не хватало…
же сделал тогда первую эмиграционную пробу – переехал в Питер…
Да неужели тебе в голову не приходило, что все дело в асимметрии? Все дело в этом! Симметрия – смерть! Полная остановка! Короткое замыкание!..
«Прошлое окончательно и неотменимо, но власти над будущим не имеет»,
Смертельная тоска напала на Алика. Не чувствовал он никакого Третьего. И вообще Третий – персонаж из анекдота. И большая мука вдруг оказалась в том, что дурища его Нинка это чувствовала и простодушный поп чувствовал, а он, Алик, не чувствовал. И отсутствие этого самого присутствия он переживал с такой остротой, с какой и присутствие переживать, кто знает, возможно ли…
– Боже ж мой, – ерничала Валентина, – это же гребаный кошмар, а не музыка! Уже закрой свою форточку, ингеле, я тебе умоляю. Что они себе думают, чем пойти покушать и выпить и иметь полный фан и хороший муд? Они делают такой гевалт, что мы имеем от них один хедик.
Алик когда-то по молодости лет ездил в Индию за древней мудростью, но ничего не привез, кроме этой корзинки.
задавая дурацкие вопросы, подбирались к тому важному, что происходит в общении между людьми, – к прикосновению, оставляющему нестираемый след.
6
Фима пришел к Берману очень поздно, без звонка, такая бесцеремонность была между ними принята. Их связывали давние отношения, отчасти и родственные. Родство было дальним, трудновычисляемым, по деду, но на самом деле это не имело значения. Важным было другое: оба они были врачи в том смысле, в каком люди урождаются блондинами, или певцами, или трусами, то есть по волеизъявлению природы. Чутье к человеческому телу, слух к движению крови, особое устройство мышления.
– Системное, – определял ег
Прошлое окончательно и неотменимо, н
именно своей безграничной беспомощностью она возбуждала в окружающих, особенно в мужчинах, чувство повышенной ответственности.

On the bookshelvesAll

Надежда В.

На русском языке

skryltsova

УЛИЦКАЯ

Irina Myazina

mamchik

Дарья

Л. Улицкая

Related booksAll

Related booksAll

Людмила Улицкая

Сквозная линия

Людмила Улицкая

Второе лицо

Людмила Улицкая

Люди нашего царя

Людмила Улицкая

Мой внук Вениамин

Людмила Улицкая

Женщины русских селений

Людмила Улицкая

Пиковая Дама

Людмила Улицкая

Истории про зверей и людей (сборник)

On the bookshelvesAll

На русском языке

УЛИЦКАЯ

mamchik

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)