Вечерний спутник

Гайто Газданов
Вечерний спутник
Это началось с небольшого недоразумения, которое произошло ночью, часа в два, в июне месяце, в Париже, лет десять тому назад. Я шел с северной окраины города домой и, дойдя до площади Трокадеро, сел на городскую скамейку, чтобы выкурить папиросу. Подходя, я увидел, что там уже сидел какой-то человек; и еще издалека можно было заметить — по опущенной голове, по особенной очевидной негибкости фигуры, — что это старик. Так и оказалось; я опустился на другой конец скамейки, вынул папиросу и закурил. Старик что-то пробормотал. …
more
Impression
Add to shelf
Already read
33 printed pages

QuotesAll

неподвижное усатое лицо, точно сохранившее раз навсегда принятое выражение сдержанного бешенства.
пустых глазах его, уже принявших предсмертное свинцовое выражение, стояли слезы, он повторял: Боже мой, неужели? Боже мой, неужели? - Все, что он когда-либо знал или думал, уже умерло, уже не существовало для него в эти минуты; и он уходил от нас, унося из всего, что было, только эту одну фразу: "Боже мой, неужели"? - а до этого он думал всегда, что не верит в Бога и не боится смерти, и в жизни своей был, может быть, прав, а теперь ошибался, умирая
вот вилла "Анюта" с петушками, деревянными колокольчиками, вечно неподвижным флюгером и изображением Николая Угодника на воротах; "Анюта" принадлежала бывшему гвардейскому офицеру, чрезвычайно лихому, по-видимому, человеку, гремевшему, по его словам, в Петербурге в девяностых годах прошлого столетия, - с обычным и всегда готовым арсеналом "клубничных" воспоминаний, в которых неизменно фигурировали злополучные и маловероятные ванны из шампанского; о них все-таки, я думаю, он где-то прочел - в часы либо невольного тюремного досуга, либо совершенно лютого безденежья, потому что в нормальное время он ничего не читал, кроме Библии, как он сам говорил; и я долго недоумевал, зачем этому человеку Библия, пока однажды не заметил, что она была покрыта густой пылью, - и тогда я успокоился.
И я рассказал старику, как, во время гражданской войны в России, умирал от тифа один из моих товарищей, и у его койки, крутя папиросу неверными пальцами, стоял мертвецки пьяный фельдшер Феофан, который рассказывал какой-то анекдот, и когда я его спросил, есть ли какая-нибудь надежда, он посмотрел на меня мутными глазами и ответил:
- Чудак ты человек. Не видишь, - кончается к чертям, - а ты спрашиваешь. Посмотри на его морду, - не видно, что ли?
А через несколько месяцев - и чуть ли не на той же койке санитарного вагона - умирал фельдшер Феофан, раненный осколками снаряда в живот. В пустых глазах его, уже принявших предсмертное свинцовое выражение, стояли слезы, он повторял: Боже мой, неужели? Боже мой, неужели?

On the bookshelvesAll

Margarita

Гайто Газданов

Marina Fanakina

Худ. литература

Olga Kazak

Гайто Газданов

Related booksAll

Related booksAll

Гайто Газданов
Же­лез­ный лорд

Гайто Газданов

Железный лорд

Гайто Газданов
Письма Ива­нова

Гайто Газданов

Письма Иванова

Гайто Газданов
Судьба Са­ло­меи

Гайто Газданов

Судьба Саломеи

Гайто Газданов
То­ва­рищ Брак

Гайто Газданов

Товарищ Брак

Гайто Газданов
Па­ни­хида

Гайто Газданов

Панихида

Гайто Газданов
Рас­сказ об Ольге

Гайто Газданов

Рассказ об Ольге

Гайто Газданов

Ошибка

On the bookshelvesAll

Гайто Газданов

Худ. литература

Гайто Газданов

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)