Эдуарду Вивейруш де Кастру

Каннибальские метафизики. Рубежи постструктурной антропологии

    belokonangelinahas quoted4 years ago
    Таким образом, замысел названия описываемой нами книги — в намеке на то, что наша дисциплина уже пишет первые главы великой книги, которая станет ее собственным «Анти-Эдипом». Ведь если Эдип — это протагонист основополагающего мифа психоанализа, то наша книга выдвигает кандидатуру Нарцисса на должность святого покровителя или демона, оберегающего антропологию, которую (особенно в так называемой философской ее версии) всегда преследовало желание определить фундаментальный атрибут или критерий, который отличал бы субъект антропологического дискурса от всего того, что им не является, его (то есть нас) — от незападного, несовременного, нечеловеческого.
    Artem Savel'evhas quotedlast month
    хотя Запад — это абстракция, его душа определенно таковой не является
    Artem Savel'evhas quotedlast month
    антропология — это зеркало общества. Разумеется, не тех обществ, которые она, по ее собственным словам, изучает, — мы ведь не настолько наивны (хотя…), а тех, в недрах которых она родилась как интеллектуальный проект
    Artem Savel'evhas quotedlast month
    Поэтому я решил, что куда уместнее написать не саму книгу, а по поводу этой книги, как если бы ее уже написал кто-то другой
    Artem Savel'evhas quotedlast month
    тогда я решил возвести эту книгу в ранг вымышленных или, скорее, невидимых произведений
    gurtsievahas quoted5 months ago
    Межвидовой перспективизм, онтологический мультинатурализм и каннибальская инаковость образуют, таким образом, три составляющих туземной альтер-антропологии, обратной и симметричной трансформации антропологии западной
    gurtsievahas quoted5 months ago
    Как только изменяется вопрос, изменяется и ответ: миноритарная антропология, выступая против всех больших разделителей, привела бы к умножению незначительных множественностей — не к нарциссизму незначительных различий, но к антинарциссизму непрерывных вариа­ций; а завершенным или оконченным гуманизмам противопоставила бы «нескончаемый (interminable) гуманизм» (Maniglier, 2000), который отвергает определение человечности как обособленного порядка. Еще раз подчеркну: к распространению множественности. Поскольку, как своевременно напомнил Деррида (Derrida, 2006), речь идет не о призыве к отмене границ, которые объединяют и разделяют знак и мир, людей и вещи, «нас» и «их», «людей» и «нелюдéй»: редукционистские удобства и портативный монизм так же исключены, как и фантазии о полном слиянии; речь, скорее, о том, чтобы «не сводить» (irreduire) (Латур) и не определять их, сгибая всю линию разделения в бесконечно сложную кривую. Задача не в том, чтобы стереть очертания, а в том, чтобы сложить их в складку, уплотнить их, разукрасить всеми цветами радуги и добиться их преломления.
    gurtsievahas quoted5 months ago
    В целом новая антропология концепта, которая контросуществляет [3] новый концепт антропологии, согласно которому описание условий онто­логического самоопределения изучаемых коллективов намного важнее сведения человеческой (и не только человеческой) мысли к диспозитиву узнавания: классификации, предсказанию, суждению, представлению… Антропология как «сравнительная онтография» (Holbraad, 2003) — такова подлинная точка зрения имманентности [4]. Признать своевременность и важность подобной задачи, требующей мыслить саму мысль иначе, — значит поддержать проект разработки антропологической теории концептуального воображения, чувствительной к процессу творчества и к рефлексивности, внутренне присущим жизни всякого коллектива, как человеческого, так и нечеловеческого.
    gurtsievahas quoted5 months ago
    Но настоящая антропология делает нечто противоположное — она «показывает нам тот образ нас самих, в котором нам себя не узнать» (Maniglier, 2005 b, p. 773–774), поскольку всякий опыт общения с другой культурой дает нам именно возможность поэкспериментировать с нашей собственной, что куда важнее воображаемых вариаций, то есть возможность варьировать наше собственное воображение.
    gurtsievahas quoted5 months ago
    агенты и пассивные участники мифических событий определяются их внутренней способностью быть чем-то иным; в этом смысле каждый персонаж бесконечно отличается от себя самого, поскольку в рамках мифического дискурса он изначально задуман лишь для того, чтобы быть замененным, то есть преобразованным
    gurtsievahas quoted5 months ago
    «Мифологики» учат нас тому, что нарративизация туземного плана имманентности выстраивается в основном вокруг причин и следствий видообразования, то есть обретения характерной телесности фигурирующими в нем персонажами и героями, по задумке разделяющими общий удел непостоянства

    телесность фольклорных практик?

    gurtsievahas quoted5 months ago
    базовой интуиции континентальной мифологии в исполнении туземной теоретической практики, а именно интуиции о действительно доисторической среде — знаменитом абсолютном прошлом, которое никогда не было настоящим и поэтому никогда не проходило, тогда как настоящее только и делает, что проходит, — то есть среде, определенной онтологическим взаимопроникновением всех «упорствующих» < insistants > [34], которые населяют и составляют эту среду в качестве покровителей и примеров для подражания для актуально сущих
    Maxim Ivanovhas quoted5 months ago
    конченным гуманизмам противопоставила бы «нескончаемый (interminable) гуманизм» (Maniglier, 2000), который отвергает определение человечности как обособленного порядка
    Maxim Ivanovhas quoted5 months ago
    поскольку важны тут только «мы», — значит уже ответить на этот вопрос
    Maxim Ivanovhas quoted5 months ago
    Великого Разделения, того самого жеста исключения, который превращает человека как вид в биологическое подобие антропологического Запада
    Maxim Ivanovhas quoted5 months ago
    Иначе говоря, чего именно «не имеют» другие, что, собственно, определяет их в качестве незападных и несовременных: капитализм и рациональность? Индивидуализм или христианство
    Maxim Ivanovhas quoted5 months ago
    , то есть превращать одну из разновидностей теоретического постколониализма в конечную стадию этноцентризма
    Maxim Ivanovhas quoted5 months ago
    Антропология вполне готова возложить на себя новую миссию и стать теорией-практикой непрерывной деколонизации мышления.
    Maxim Ivanovhas quoted5 months ago
    чем антропология в концептуальном плане обязана изучаемым ею народам?
    Андрей Онучинhas quoted8 months ago
    Как говорил Пруст, который кое-что понимал во времени, ничто не кажется древнее недавнего прошлого.
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)