ru
Free
Read

Петербургские трущобы. Том 1

«Петербургские трущобы». Роман, которым когда-то зачитывались многие поколения российских женщин — от юных гимназисток до светских «львиц». Роман, полный тайн и загадок. Роман, в котором есть место для всего — хитросплетенных интриг, опасных приключений и, конечно, для страстной, всепобеждающей, преодолевающей любые преграды любви… Величественный Петербург — город белых ночей и серых туманов, роскошных дворцов и мрачных трущоб, город тайн и загадок. Блестящая жизнь светского общества и ужасающий быт городского дна. Но они не так уж и далеки друг от друга. Красавица княжна, еще вчераблиставшая на балах, сегодня вынуждена идти на панель, чтобы выжить. А юноша, погибавший от голода, неожиданно становится обладателем огромного состояния. Аристократы и воры, авантюристы и содержатели притонов, нищие и богачи — все они участники грандиозной жизненной драмы, где преступление граничит с подлинным благородством, низменная страсть — с чистой любовью, а на смену бедам и горестям приходят дни, исполненные надежды и счастья.
more
Impression
Add to shelf
Already read
872 printed pages
БесплатноСовременная прозаИстория

ImpressionsAll

Esterkin Danil
Esterkin Danilshared an impressionlast year
🚀Unputdownable

Как-будто и не изменилось ничего с тех пор... Взятки, лживые чиновники, ворье, только тем паче утратило свое былое значение понятие чести. Может быть и жаль.

QuotesAll

Для меня нет ни аристократов, ни плебеев, ни бар, ни мещан, — для меня существуют одни только люди — человек существует.
«Либо королева, либо преступница», — сказал бы физиономист при взгляде на это лицо.
что прямое слово правды никогда не может подрывать и разрушать того, что законно и истинно; а если наносит оно вред и ущерб, то только одному злу и беззаконию
причем этот ничем почти не рискует, а тот, за самую ничтожную цену, ради требований своего непослушного желудка, гибнет на каторге
Кремень-баба увидела, что посреднику известны такие факты и отношения, каких, по всем логическим видимостям, не мог знать муж, и потому уразумела, что Хлебонасущенский должен быть действительно посредником и поверенным Бероевой.
Истинная бедность и нищета прежде всего совестлива, застенчива и робка; она держится одиноко, отдельно, и если решается обратиться с просьбой к прохожим, то просьба эта звучит прямым физиологическим голодом и действительной нуждой.
губы и слегка калмыцкие скулы — все это очень неправильное, хотя и характерное в отдельности, в целом являло собою отчасти соединение спеси с пронырливым лукавством и в то же время не было лишено — не то что красоты, а так себе, известного рода приятностей и привлекательности, которые иногда очень ценят некоторые любители. Г

On the bookshelvesAll

Olessia Islamova

Художественная литература

Yuliyanochka

Мой любимый Петербург

Katya Akhtyamova

Фарш

Галина Егорова

История

Related booksAll

Related booksAll

Всеволод Крестовский

Петербургские трущобы. Том 2

Всеволод Крестовский

Тьма Египетская

Всеволод Крестовский

Тамара Бендавид

Всеволод Крестовский

Кровавый пуф. Книга 1. Панургово стадо

Всеволод Крестовский

Кровавый пуф. Книга 2. Две силы

Владимир Гиляровский

Собрание сочинений. Том 2. Трущобные люди. Рассказы, очерки, репортажи

Владимир Гиляровский

Москва газетная

On the bookshelvesAll

Художественная литература

Мой любимый Петербург

Фарш

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)