Дорогой Эсм с любовью — и всякой мерзостью

Impression
Add to shelf
Already read
30 printed pages

Related booksAll

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

ImpressionsAll

Mari Illi
Mari Illishared an impression2 months ago
👍
🚀Unputdownable

"Боже милостивый, жизнь — это ад"

Вот что автору удается передать как никому - это неуклюжесть подростков, пытающихся быть похожими на взрослых. Если Холден Колфильд (из "Над Пропастью во ржи") был трудным подростком (тот, с кем ассоциировали себя многие, и я в том числе), который не ставил ни в грош ценности большинства, измеряющих успех количеством денег (но думающий о том, куда деваются утки в холода из пруда в Центральном парке), то у Эсм наивные, романтические взгляды на литературу.

В первую очередь, рассказ о войне. Сэлинджер описывает вовлеченность в кошмар, от которого человек не может освободиться, отрешиться. Это то, что всё время травмирует, то, что ненавидишь. Ненавидишь войну, ненавидишь, что вокруг происходит, и на самом деле любишь это, ведь ты в это вовлекаешься. И чем больше ненавидишь, тем больше это происходит в тебе.

Нравится, что автор фрагментарен, заставляет читателя достраивать, доделывать, додумывать, приглашает в соавторы. Аскетичный по стилю, форма - филигранная, абсолютно литературоцентричный автор. Но закрытый. Свою личность в произведении не выплескивает.

У Довлатова и Аксенова угадываются отголоски сэлинджеровских интонаций. Или мне показалось?

А вообще это любимое у самого американского из авторов.

Оля
Оляshared an impression3 days ago
👍
😄LOLZ
🐼Fluffy

QuotesAll

— А я думала, американцы презирают чай, — сказала она.
В этих словах не было развязного самодовольства всезнайки; скорее в них чувствовалась любовь к точности, к статическим данным. Я ответил, что некоторые американцы ничего не пьют, кроме чая
Но потом я очень тщательно обсудил это со своей женой, женщиной на диво рассудительной, и мы решили, что я не поеду
Сейчас, когда я оглядываюсь назад, мне кажется, что народ у нас тогда подобрался довольно своеобразный — из всех шестидесяти не нашлось ни одного общительного человека.
Боже милостивый, жизнь — это ад»
Эсме посмотрела на меня долгим изучающим взглядом, словно на объект исследования.
— Такой юмор, как у вас, называется сдержанным, да? — сказала она, и это прозвучало грустно
Отец говорил, что у меня совсем нет чувства юмора. Он говорил, я не приспособлена к жизни из-за того, что у меня нет чувства юмора.
Это был здоровенный, фотогеничного вида детина лет двадцати четырех.
Боже милостивый, жизнь — это ад
Мелким, безнадежно искренним почерком, чернилами было написано по-немецки пять слов: «Боже милостивый, жизнь — это ад».
Отцы и учителя, мыслю: „Что есть ад?“ Рассуждаю так: „Страдание о том, что нельзя уже более любить“
— Иногда он очень выдающийся интеллект, а иногда не очень, — сказала Эсме. — Чарлз, а ну-ка сядь! Чарлз не шевельнулся. Казалось, он даже затаил дыхание.

Related booksAll

Джером Дейвид Сэлинджер
Го­лу­бой пе­риод де Домье-Смита
Джером Дейвид Сэлинджер
Голубой период де Домье-Смита
Лапа-растяпа, Джером Дейвид Сэлинджер
Джером Дейвид Сэлинджер
Лапа-растяпа
Тедди, Джером Дейвид Сэлинджер
Джером Дейвид Сэлинджер
Тедди
Джером Дейвид Сэлинджер
Неофи­ци­аль­ный ра­порт об од­ном пе­хо­тинце
Джером Дейвид Сэлинджер
По обо­юд­ному со­гла­сию
Джером Дейвид Сэлинджер
По обоюдному согласию
Джером Дейвид Сэлинджер
Де­бют­ные рас­сказы
Джером Дейвид Сэлинджер
Дебютные рассказы
Повидайся с Эдди, Джером Дейвид Сэлинджер
Джером Дейвид Сэлинджер
Повидайся с Эдди
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)