Юкио Мисима

Моряк, которого разлюбило море

Юкио Мисима — анфан-террибль японской литературы, безусловный мировой классик и писатель, в своем творчестве нисходящий в адовы бездны и возносящийся на ангельские высоты. Самый знаменитый и читаемый в мире из японских авторов, прославился он в равной степени как своими произведениями во всех мыслимых жанрах (романы, пьесы, рассказы, эссе — более ста томов), так и экстравагантным стилем жизни и смерти (харакири после неудачной попытки монархического переворота в день публикации своего последнего романа).

«Моряк, которого разлюбило море» — это история любви моряка Рюдзи, чувствующего, что в море его ждет особая судьба, и вдовы Фусако, хозяйки модной одежной лавки; однако развитый не по годам тринадцатилетний сын Фусако, Нобору, противится их союзу, опасаясь потерять привычную свободу…
131 printed pages

Related books

Impressions

alexandra_lazovskayashared an impression4 years ago
💞Loved Up
🌴Beach Bag Book
🚀Unputdownable

На одном дыхании!
Такой тонкий текст, описания
И держит интерес до конца!

Валерия Демкинаshared an impression3 years ago

Не ну че такое, нормально же сидели.
Назовём так - Слишком Открытый Финал.
Хотелось бы сравнить книгу с нормальным сексом, от которого ждал по нарастающей хорошего оргазма, но получил звонок в дверь и прерванный кайф. Если вы любитель такого - тогда эта книга для вас.
Если бы у меня был друг писатель, и он написал такой финал, то получил бы качественную ссору. Так истязать читателей нельзя.

Паша Раевскийshared an impression2 years ago
👍Worth reading
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile

Quotes

cloudboathas quoted5 years ago
Из-за стремления как можно больше времени проводить в одиночестве в душе его копились чувства, а на банковском счете — деньги.
Taniia Panteleevahas quoted9 days ago
Следуя морской традиции крест-накрест зачеркивать дни на каютном календаре, он день за днем подвергал ревизии свои желания и мечты, вычеркивая их одно за другим.
Алёна Меркуловаhas quoted4 months ago
— Это последний шанс, — повторил Главарь, — если упустим его, то не сможем достичь высшей цели свободы, не сделаем ничего из того, что необходимо для порядка мировой пустоты, без риска для себя. А ведь нам, исполнителям смертной казни, жертвовать собственной жизнью было бы крайне неразумно... Если упустим шанс сейчас, то не сможем совершить ни воровства, ни злодейства, то есть ни одного поступка, свидетельствующего о человеческой свободе.

On the bookshelves

Anastasiya Kunz
О чувствах
  • 336
  • 6.6K
Азбука-Аттикус
Азбука-Аттикус
  • 1.6K
  • 769
Азбука-Аттикус
Азбука-классика
  • 59
  • 334
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)