QuotesAll

вежливый и здоровый, гораздо страшнее Нерона, Тиберия, Иоанна Грозного. Те, при всем своем душевном уродстве, были все-таки людьми, доступными капризам дня и колебаниям характера. Этот же -- нечто вроде камня, вроде утеса, который оторвался от горного кряжа и стремительно катится вниз, уничтожая все на своем пути. И при том -- подумайте! -- камень, в силу какого-то волшебства -- мыслящий!. Нет у него ни чувства, ни желаний, ни инстинктов. Одна острая, сухая, непобедимая мысль: падая -- уничтожаю.
"Все, что ты скажешь, я заранее знаю и легко опровергну, как здание, возведенное из песка ребенком". Но это только манера, за нею полнейшее спокойствие, равнодушие ко всякой личности.
фотографиях удаются правдоподобно только английские министры, опереточные дивы и лошади
непринужденная полемика может окончиться дискуссией на Лубянке, в здании ЧК
Ни отталкивающего, ни величественного, ни глубокомысленного нет в наружности Ленина. Есть скуластость и разрез глаз вверх, но эти черточки не слишком монгольские; таких лиц очень много среди "русских американцев", расторопных выходцев из Любимовского уезда Ярославской губернии. Купол черепа обширен и высок, но далеко не так преувеличенно, как это выходит в фотографических ракурсах. Впрочем, на фотографиях удаются правдоподобно только английские министры, опереточные дивы и лошади.

On the bookshelvesAll

Катя

Russian XIX-XX

Related booksAll

Related booksAll

Александр Куприн
В мед­ве­жьем углу

Александр Куприн

В медвежьем углу

Александр Куприн
Про­си­тель­ница

Александр Куприн

Просительница

Александр Куприн

Купол Св. Исаакия Далматского

Александр Куприн

Фердинанд

Александр Куприн

Гемма

Александр Куприн
Од­но­ру­кий ко­мен­дант

Александр Куприн

Однорукий комендант

Александр Куприн

Блондель

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)