ru
Unavailable
this book isn’t available at the moment
Want to read

Толстый демон. Часть 1. Мы вместе!

Много ли нужно для счастья? Это каждый решает сам. Одних амбиции заставляют идти по головам, добиваясь вожделенного кресла в правительстве, другим достаточно скромной дачки в далекой деревне. Кто-то хочет выиграть Олимпийские игры, а кому-то хватает простого черного пояса. Есть люди, желающие править миром, и люди, мечтающие управлять своей судьбой.
К последним относится и Шурик, незадачливый представитель могущественного древнего рода. Вот только с судьбой, а точнее говоря, с леди Удачей отношения у него особые. Очень уж странной любовью она его любит. Магией обделила, по континентам пошвыряла, служанку непростую подобрала…
Хотя, может, правильно подобрала?
more
Impression
Add to shelf
Already read
466 printed pages
Фантастика и фэнтези

QuotesAll

пара кастрюлек и судочков, ну а хозяйка
Часть первая
Мы вместе!

Зов настойчиво подстегивал, угрожая грядущими неприятностями. Если же вспомнить последствия предыдущего Шуркиного эксперимента – неприятностями серьезными и, судя по паническим ноткам, неизбежными. Что он опять натворил? Разнес на куски лабораторию?
Отдельный флигель, назначенный постоянным жилищем стодевяностодвухкилограммового «экстрасенса», внешне не выглядел пострадавшим. Даже странно как-то: ни свежих следов огня, ни новых отметок от толп собак в округе, норовящих проскользнуть сквозь узкую дверь, трава возле здания и та выросла всего лишь до колена, а не превратилась в непроходимые тропические джунгли. Алла на мгновение приостановилась, наметанным глазом выискивая нанесенный ущерб и с тревогой не отмечая такового. Ну если не считать старых трещин на штукатурке и прочих следов былой Шуркиной деятельности. Торопливо взлетев по низенькому крылечку, она дернула ручку, затем, мысленно чертыхнувшись, надавила на еле приметную выпуклость на косяке. Дверь открылась. Женщина пробежала по короткому коридору, спустилась по крутой лесенке в подвал, широким жестом быстро отбросила легкую шелковую занавесь в сторону и уже собиралась войти, как была остановлена паническим вскриком откуда-то сверху:
– Стой!
Замерев на месте с поджатой, словно у курицы в шоке, ногой, Алла огляделась. Затем не торопясь поставила ногу на пол, уперла руки в боки и грозно вопросила:
– И как это понимать?
Подвальная комната с момента Шуркиного заселения превратилась в гибрид мусорной свалки и лаборатории безумного алхимика. Справа от входа вдоль стены тянулся массивный стол, фактически толстая плита из сверхпрочного пластика, на которой в доступном пониманию одного хозяина порядке разместились баночки, колбочки, пара горшков с какими-то сорняками, инструменты невнятного предназначения и происхождения, толстенная книга в черном кожаном переплете (Алла злобно щурилась всякий раз, когда ее видела: помнила, сколько та стоит) и другие предметы, служащие подспорьем в занятиях постоянного обитателя. Здесь же лежали многочисленные обертки, фантики, кусочки пищи, как ни странно, тщательно собранные на ближайшем ко входу участке стола и не пересекавшие определенной границы. Под столом громоздились коробки из-под приборов, тут же разместился стеллаж с инструментами, второй стеллаж, только с книгами, прислонился к дальней стене. На отдельных полках лежали мешочки с материалами и веществами – сборами цветов и трав, образцами руд, разноцветными тряпочками, кусками глины и другими не менее грязными и бесполезными, по мнению женщины, предметами.
Пространство посредине комнаты занимал вделанный в каменный пол медный круг. Рабочие-таджики использовали кусок проволоки по Шуркиной просьбе. В данный момент вдоль металлической полоски в палец толщиной выстроился ряд свечей и курительниц, кое-где мелом были нанесены прихотливо изогнутые знаки. Над кругом, над самой границей, проходила водопроводная труба, прикрепленная к потолку еще во времена развитого социализма. Прошли десятилетия, облезла краска, флигель вместе с изрядным куском земли перешел в частную собственность, но вмурованная концами в стены железка продолжала уверенно висеть, доказывая: советские водопроводчики строили на века! Никакие испытания ей не страшны!
Ну или почти никакие. В данный момент она испытывала нагрузки, значительно превышающие привычные. Обхватив трубу руками и ногами, с покрасневшим от напряжения лицом, из последних сил Шурка удерживался под потолком.
– Какого черта ты там делаешь?
– Осторожнее, – зашипел толстяк. – Свечки не затуши.
Алла оглядела пустую комнату, хмыкнула и шагнула вперед:
– Ты можешь внятно объяснить, что здесь…
Соткавшаяся из воздуха отвратительная морда заставила ее с визгом отшатнуться. Поток холодного воздуха, рванувший из призрачной пасти, прошелся по лицу и взметнул волосы, отчего испуганная женщина еще сильнее рванулась назад, запнулась за порожек и свалилась на лестницу, больно ушибшись пятой точкой. Почти мгновенно морда исчезла.
– Это что? – одним глазом опасливо выглядывая из-за косяка, громким шепотом спустя пару минут вопросила Алла. К ее неудовольствию, Шурка на вопрос внимания не обратил, сосредоточившись на двух вещах: удержании себя, немаленького, на весу и изучении того места, где ножка званой гостьи слишком опасно приблизилась к сложному переплетению меловых линий. Наконец, удовлетворившись осмотром и опасливо покосившись вниз, он скомандовал:
– Пройди вдоль стеночки к столу и возьми с него во-он тот красный кувшин.
– Уже бегу, – мрачно ответствовала Алла. – Только губы подкрашу.
– Я упаду сейчас!
– С места не сдвинусь, пока не объяснишь, что это за монстра была!
– Я твой повелитель, – сдавленно просипел Шурка. – Ты должна мне повиноваться!
В ответ Алла издевательски расхохоталась, скрутив из пальцев неприличный знак. Толстяк тихо застонал:
– Ну за что мне это!
– За все хорошее, – сообщила пострадавшая сторона. И принялась перечислять: – За подожженный особняк, за то, что Наташке рогатку сделал, за сорванный прием – господи, надо ж было умудриться все мясо сожрать! Голландцы до сих пор в шоке! – за садовника поседевшего и за машину, которая руля не слушается, ездит задом и бибикает «Хава нагила». Продолжать, «повелитель»?!
– Хватит!
– Уфологи приезжали, во весь разворот статья «Черные птицы над парком кружатся!», – никак не могла успокоиться Алла. – Все вокруг загадили, зар-разы! А еще…
– Уймись! – внезапно рявкнул Шурик так, что по комнатушке пошел перезвон от дребезжащей стеклянной посуды. Черты лица его изменились, словно потекли, зрачок на короткое мгновение пожелтел и вытянулся в вертикальную щель. Парень глубоко вдохнул, успокаиваясь. Повисел неподвижно. Когда он опять взглянул на молчащую, недовольно поджав губы, женщину, из его голоса исчезли рокочущие нотки. – Короче. Внутри круга находится дух. Вырваться, пока свечи не прогорели и узор цел, он не может. Контролировать его я тоже не могу – слишком силен, вражина. Поэтому нужно от него избавиться.
– Я так понимаю, ты его призвал? – осведомилась собеседница. – Вот ты его и изгоняй! Мне, знаешь ли, жить охота.
Толстяк ее словно не услышал, продолжал мерно говорить:
– Осторожно пройдешь вдоль стены, возьмешь кувшин и бросишь его внутрь круга. Все. Больше от тебя ничего не требуется. – Он замолчал, но, прежде чем Алла успела высказаться, парой слов заставил ее захлопнуть открывшийся было для язвительного комментария рот: – Иначе руки у меня разожмутся, оно меня сожрет, потом выберется наружу и начнет убивать. Лучше бы тебе поторопиться.
Женщина недовольно скривилась, но с некоторым душевным трепетом она подчинилась. Опасливо переступив порог вновь, она осторожно, обтирая спиной штукатурку со стены, короткими шажочками двинулась вокруг временного узилища духа. Потусторонний жуть, по-видимому, почувствовал грядущие неприятности, раз немедленно попытался напугать ее еще раз. Алла взвизгнула и принялась нелепо отмахиваться руками, отказываясь реагировать на крики Шурика. Однако страх перед безуспешно пытающимся пробиться сквозь невидимую преграду призраком не помешал ей оказаться в самом дальнем углу комнаты – наоборот, сильно помог.
– Кувшин бери и бросай. Просто кинь внутрь, чтобы он в центре упал, – из последних сил инструктировал толстяк.
– И все? – прорыдала Алла.
– Бросай давай!
Неловко размахнувшись, Алла со всей дури шваркнула маленький бронзовый сосудик о пол внутри круга. Кувшин срикошетил и улетел в неведомые дали. Александр, застонав, несколько раз ударился головой о трубу, отчего та загудела. Труба, не голова (хотя тоже могла бы). Почтенный возраст наконец-то дал себя знать – и металл не выдержал. С душераздирающим звоном труба лопнула, отчего парень, упрямо продолжавший цепляться за предавшее его убежище, по плавной дуге переместился из горизонтального положения в вертикальное, правда вниз головой. Изделие советских металлургов согнулось, но не сломалось, тем самым уберегая тело несчастного страдальца от жесткого столкновения с кирпичным полом. Пальцы Шурика разжались, он резво соскользнул вниз, с гулким стуком приложившись макушкой так, что Алла болезненно ойкнула и сочувственно сморщилась. Парень окончательно распрощался с ненадежной опорой и упал, вроде бы даже дышать перестал.
– Эй! Шурик! – Алла занервничала. – Очнись! Как тебя… Ассомбаэль дар Велус дар Тха! Поднимайся.
После напряженной паузы из бочкообразной груди раздался еле слышимый шепот:
– Я что, живой?
– Да, не везет мне сегодня, – мигом воспрянула женщина. – Плохой день, магнитные бури. Где оно?!
– Похоже, в кувшине. – С неожиданной ловкостью толстяк перевернулся со спины на живот, вскочил на ноги и враскоряку, постанывая, подбежал к тому углу, куда улетел сосуд с затянутой в него сущностью. Подняв кувшинчик с земли, он тщательно его осмотрел, погладил судорожно сжатыми пальцами, перевел нехороший взгляд на женщину и мрачно подытожил: – Чудом спаслись.
– Какого черта ты опять натворил?! – завела привычную песню Алла. – Неужели нельзя обойтись без взрывов, отключения электричества, деревьев-мутантов? Теперь какие-то духи объявились? Господи, как хорошо было, когда ты астрономией занимался! Тишь да гладь, счастливое время. Кто хоть тебя покусать-то хотел? Ты кого довел?
– Не знаю. Артефакт я давно на рынке купил, когда в Москве только-только объявился. – Пошатываясь, Шурка проковылял к стене, по которой благополучно сполз вниз. Выглядел он устало. – Неделю назад решил разобраться, что в руки попало. Видать, умею я пока маловато.
Последнюю фразу он прошептал еле слышно, глядя куда-то в сторону.
– Слушай, Шурик, займись наконец чем-нибудь полезным, – в сердцах бросила хозяйка дома и юридически покорная «служанка» толстяка. – Или хотя бы не слишком разрушительным.
Покряхтывая, Алла распрямилась и вышла из предоставившего ей защиту угла в центр комнаты. С некоторой опаской переступив линию круга, она встала посредине и наметанным глазом оценила ущерб. Кажется, ничего существенного. Трубу надо отпилить, чтобы не мешалась, да навести кое-какой порядок на столе, всего-то. Ну уборкой она займется – посторонних в лабораторию оба не собирались пускать категорически, – а ремонт пусть Шурик делает. Под ее постоянным присмотром.
Как относиться к внезапному резкому изменению жизни, женщина все еще не определилась. За три месяца, прошедшие с момента вселения Шурика во флигелек, ремонт приходилось устраивать едва ли не дважды в каждую неделю. Теперь Алла понимала, почему сказочные маги предпочитают жить в башнях, подальше от людей. Взрывы, пожары, периодические набеги стай животных, преследующие жителей поместья кошмарные сны и доносящиеся из флигелька завывающие звуки стали реальностью, привыкнуть к которой удалось далеко не всем. Последнее время Шурик увлекался призванием духов – делом, как выяснилось, общественно опасным. Совсем недавно он подселил – по его словам, нечаянно – бродячего призрака в дорогущий «бентли» и только-только успел его изгнать. Алла слышала уверения в полной безопасности машины, но садиться в нее не рисковала.
С другой стороны, дочку он вылечил. Наташка по всем анализам выглядела абсолютно здоровой, а врачи непонимающе разводили руками. Ради одного этого стоило проходить через странный и, откровенно говоря, глупый ритуал. Правда, у дочери после Шуркиного лечения волосы и глаза перекрасились в салатно-зеленый цвет, ну да ладно. Мелочи, их можно стерпеть.
Поэтому, несмотря на утекающие с быстротой немалые деньги, любые просьбы дханна Алла выполняла. И выполнять станет впредь. Она слабо верила в гипотетическую могущественную родню, древние традиции и на корню пресекала попытки командовать собой, но материнским чутьем безошибочно знала: не появись в ее жизни недотепистого толстяка, Натулька уже была бы мертва. За здоровье дочери можно все отдать.
– Что стоишь? – Бизнес-леди со вздохом направилась к маленькому закутку, где хранились старый халат, швабра, ведро, комплект инструментов и прочие чрезвычайно востребованные вещи. – Давай начинай пилить.
– Я лучше ее на место приварю, – раздумчиво возразил дилетант от магии. – И укреплю заодно. Мало ли, пригодится…
– Шурик, серьезно говорю – прекращай. Сегодня чуть оба не погибли.
– Нельзя, – с тоской вздохнул парень. Он без особых усилий выпрямил трубу, встал на табурет, соединил треснувшие по стыку концы и накрыл их ладонями. На мгновение сосредоточился. Когда толстяк опустил и стряхнул руки, сбрасывая напряжение, на металле даже шва не осталось. Алла, успевшая привыкнуть к колоссальной силе своего покровителя, до сих пор изумлялась таким вот небрежным демонстрациям невозможного. – На общении с тонким миром, почитай, половина школ основана. Это база, ею нужно владеть.
– Тогда учителя найди. Ты же говорил, магов по миру много.
Шурик прекратил поглаживать трубу ладонями, слез на пол, переставил табуретку и принялся за новый участок. В местах прикосновения металл еле заметно менял цвет.
– Смертные мне помочь не могут, сородичей я сам просить не хочу. Пойми, не могу я занятия забросить.
– Мне надоело на вулкане жить, – высказалась Алла, привычно накручивая тряпку на швабру. – Каждый день что-то происходит. Может, все-таки найдешь какой вариант?
– Я подумаю, – неохотно пообещал дханн.

Алла откинулась в кресле, раздраженно помассировав уставшие глаза. Хотелось отрешиться от ровных колонок цифр, понять стоящие за ними факты и события. Похоже, кто-то из ее помощников врет. Из стройной картины бизнеса выпадали отдельные кусочки, не желавшие занять предназначенного им места, отчего возникало желание срочно пригласить независимых аудиторов. Ей-то казалось, что проблем с командой нет: старые, еще отцовские служащие после его смерти либо ушли с причитающимися кусками, либо не возражали против ее руководства, на вакантные места она назначала своих, проверенных людей. Выходит, она ошибалась. Проверять придется всех.
Пропало не слишком много, миллиона полтора, но сейчас каждая копейка на счету. Пока со старыми кредитами не рассчитались, новых никто не даст. Положение у холдинга сложное, об этом все знают, не накинулись еще только потому, что теперь проблем у всех хватает. Или кто-то решил прибрать лакомый кусок? Подкупил одного из менеджеров и тихонько выжидает, пока ее фирма окончательно не лишится свободных средств? Причем подкупил совсем недавно, прежде никакой фальши в ежедневной отчетности не чувствовалось.
Дверь без стука отворилась, в проем бочком протиснулся Шурка. Не из стеснительности – он во все двери приставным шагом проходил. Его появлению Алла не удивилась. С некоторых пор она начала чувствовать присутствие «повелителя», если только тот не пытался маскироваться. Еще она стала лучше улавливать в разговоре ложь, хотя и прежде замечала за собой неожиданные вспышки интуиции. Остальные полученные бонусы выглядели скорее отрицательными последствиями. Во-первых, постоянно хотелось есть. Голод донимал ее круглые сутки, регулярно подтачивая решимость сохранить стройную талию и не открывать холодильник после шести вечера. Спасалась она за обедом, поглощая двойные порции высококалорийной пищи. Теперь Алла честно могла признаться окружающим, что из всех видов молочных продуктов для нее любимым является молочный поросенок с хреном.
Зов настойчиво подстегивал, угрожая грядущими неприятностями. Если же вспомнить последствия предыдущего Шуркиного эксперимента — неприятностями серьезными и, судя по паническим ноткам, неизбежными. Что он опять натворил? Разнес на куски лабораторию?
Отдельный флигель, назначенный постоянным жилищем стодевяностодвухкилограммового «экстрасенса», внешне не выглядел пострадавшим. Даже странно как-то: ни свежих следов огня, ни новых отметок от толп собак в округе, норовящих проскользнуть сквозь узкую дверь, трава возле здания и та выросла всего лишь до колена, а не превратилась в непроходимые тропические джунгли. Алла на мгновение приостановилась, наметанным глазом выискивая нанесенный ущерб и с тревогой не отмечая такового. Ну если не считать старых трещин на штукатурке и прочих следов былой Шуркиной деятельности. Торопливо взлетев по низенькому крылечку, она дернула ручку, затем, мысленно чертыхнувшись, надавила на еле приметную выпуклость на косяке. Дверь открылась. Женщина пробежала по короткому коридору, спустилась по крутой лесенке в подвал, широким жестом быстро отбросила легкую шелковую занавесь в сторону и уже собиралась войти, как была остановлена паническим вскриком откуда-то сверху:
— Стой!
Замерев на месте с поджатой, словно у курицы в шоке, ногой, Алла огляделась. Затем не торопясь поставила ногу на пол, уперла руки в боки и грозно вопросила:

Related booksAll

Роман Афанасьев

Знак чудовища

Роман Афанасьев

Война чудовищ

Тимур Рымжанов

Хромой странник

Юрий Иванович

Капризная фортуна

Роман Артемьев

Без образа и подобия

Николай Степанов

Сила изгоев

Юрий Иванович

Оскал фортуны

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)