Зимняя дорога. Генерал А. Н. Пепеляев и анархист И. Я. Строд в Якутии. 1922–1923, Леонид Юзефович
Read

Зимняя дорога. Генерал А. Н. Пепеляев и анархист И. Я. Строд в Якутии. 1922–1923

Победитель премии «Большая Книга» 2016 года.

Новая книга Леонида Юзефовича рассказывает о малоизвестном эпизоде Гражданской войны. Она основана на архивных источниках, но написана в форме документального романа. Главные герои этого повествования — две неординарные исторические фигуры: белый генерал, правдоискатель и поэт Анатолий Пепеляев и красный командир, анархист, писатель Иван Строд. В центре книги их противостояние среди якутских снегов, история жизни, любви и смерти.
Impression
Add to shelf
Already read
394 printed pages
Современная прозаБиографииИстория

Related booksAll

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

ImpressionsAll

Timofey Churov
Timofey Churovshared an impressionlast year
👍
💀Spooky
🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable

Книга описывает события, которые кажутся невозможными в наше гуманное и рациональное время, людей, характеры и мировосприятие которых сложно представить сейчас, непонятные нам бытовой героизм и воинская честь. При этом она удивляет, как выдержанной интонацией, так и огромной исследовательской работой автора. Выведенная в сюжете трагедия главных героев, заставляет по новому задуматься об истории политических противостояний и ситуации в нашей стране сегодня.

👍
🔮Hidden Depths

Грусть по прочтении... Очень правдивая книга. Без осуждения, без поисков правых и виноватых... Жизнь как она есть. Юзефович великолепный, мудрый рассказчик, сочувствующий своим героям. Рекомендую всем, кто не охотится до сенсаций, а готов глубже понять и принять человеческую природу и Судьбу.

💡Learnt A Lot

Было интересно узнать судьбу реальных героев якутской трагедии. Приехав в Якутию в 1977 году интересовался историей и единственной тогда книгой по истории гражданской войны в Якутии была книга И. Строда В якутской тайге. Окончанием истории стала книга Зимняя дорога. Спасибо. Теперь утряслась история гражданской войны в Якутии. Героями были все. Кто жил в Якутии знает, что такое зима. Минус 40 с ветром это не для людей и животных. Выживает только тайга и её жители.

oyudakova
oyudakovashared an impression5 months ago
👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot

Очень печальная, щемящая сердце история. История не в смысле "рассказ", а в содержательное, истинном смысле. Скажу честно, когда читала эту книгу, не переставала задавать вопрос: " Зачем автор ее вообще написал?" Это ведь не художественное произведение, не вполне историческое расследование, не чисто документальная литература, в которой действующие лица - давно забытые герои своей эпохи...
И все же ответ на мой вопрос нашелся - на последней странице этой удивительной, ни на что не похожей книги.

Nadezhda Slyadneva
Nadezhda Slyadnevashared an impression9 months ago
👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable

Печаль... Какие люди! Какие судьбы! А для чего?... Вот хочется что-нибудь эдакое в качестве отзыва написать, а на языке крутится голохвастовское "это же очень и очень" и всё, дальше слова не складываются. Да и нужно ли много говорить? Это история, её просто нужно знать, это полезно в конце концов. В общем, меня пробрало - прочла легко, живо представила себе все, прошла вместе с героями трудной зимней дорогой от светлых надежд и веры в лучшее до полного краха и смиренного "Да будет воля Твоя..." Потом долго рассматривала черно-белые выцветшие от времени фото - какие люди... Эх...
Лучше приведенной самим автором цитаты Метерлинка обо всем этом никто не скажет:
«Мы знаем, что во вселенной плавают миры, ограниченные временем и пространством. Они распадаются и умирают, но в этих равнодушных мирах, не имеющих цели ни в своем существовании, ни в гибели, некоторые их части одержимы такой страстностью, что кажется, своим движением и смертью преследуют какую-то цель».

Pavel Grozny
Pavel Groznyshared an impression11 months ago
🔮Hidden Depths

Julia Tim
Julia Timshared an impression5 months ago
👍

Монументально... Трогательно... Печальная история героя той страшной эпохи, того времени о котором хочется забыть...

🔮Hidden Depths
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable

👍🏻

sterhov68
sterhov68shared an impression7 months ago
👍
💀Spooky
🎯Worthwhile

Никто не виноват! Такое время было. Спасибо за правду!

ivanit
ivanitshared an impression7 months ago
💡Learnt A Lot
🚀Unputdownable
💧Soppy

Читается на много легче и интереснее иных художественных произведений. До слёз жаль потерянную Россию и настоящих русских и россиян, замученных и уничтоженных красными мразями.

💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable

Прекрасное, на мой взгляд, произведение о неизвестных широкому кругу событиях на исходе Гражданской войны. Не буду судить, кто прав, кто виноват... Хотя это не равнодушие с моей стороны... Просто, время не пощадило никого... Автору спасибо за документальное расследование, и максимально для него возможное беспристрастное повествование. Читать было очень занимательно...

👍

Странная книга. Это не биография, не очерк. Это печальное повествование об "ужасах" военных действий на Севере . Страшная книга о бессмысленности и беспощадности Гражданской войны. О том, что и герои и антигерои той войны оказываются просто винтиками в жерновах истории, которая перемалывает всех несмотря на чины, заслуги и должности. Наверно самая сильная книга о Гражданской войне, написанная после Конармии Бабеля.

Elshad Pashayev
Elshad Pashayevshared an impression10 months ago
💧Soppy

Книга очень понравилась. Читал не отрываясь Остался под большим впечатлением. Очень жаль как Пепеляева, так и Строда. Оба мужественные, храбрые, честные, достойные люди. Они храбро боролись за свою идею, искренне веря в неё. Они должны были сражаться в одном ряду, спина к спине, но судьба распорядилась иначе. Очень советую эту книгу всем любителям истории Гражданской войны.

👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot

👎
💤Borrrriiinnng!

Автор сам не может объяснить, зачем написал эту книгу. Надо предупреждать о таких вещах. Я до последней страницы надеялась найти хоть какой-то смысл. Полный бред!

Lucy  Durasova
Lucy Durasovashared an impressionlast year

бессмысленность, абсурдность и ужасающая нелепость гражданской войны и истории в целом в двух переплетенных жизнях

Stan
Stanshared an impressionlast year
👍
💡Learnt A Lot
🚀Unputdownable

О людях что как призраки растворились в бескрайних и холодных просторах Якутии, о мечтах что давали им силы, о характерах, смерти и жизни. Удивительно легко читается и с первых страниц начинаешь ощущать себя среди безграничных пространств Дальнего Востока.

Руслан
Русланshared an impression2 years ago
👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot

Книга, которая начинается как авантюрный нон-фикшн, в какой-то момент превращается в философскую повесть о смысле жизни в безсмысленных условиях...

Irina Bogatyryova
Irina Bogatyryovashared an impression2 years ago
🔮Hidden Depths

Ubilte  Umerlago
Ubilte Umerlagoshared an impression3 months ago
👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile

Чрезвычайно увлекательная книга. Вместе с тем чрезвычайно грустная. Такие разные судьбы главных героев все-таки привели их на общий путь. Как ни странно. Закономерно во всей этой истории и поведение власти молодой страны Советов. Обязательно к прочтению. Моя бесконечная благодарность автору этой полярной эпопеи! И еще категорически порекомендую книгу М. Веллера "Махно". В ней события той же бурлящей эпохи в малороссийских областях СССР.

QuotesAll

Ему было двадцать семь лет, из них последние четыре он провел на войне, и любая интеллигентная молодая женщина, особенно в белом платье, с легкостью могла взволновать его удачно имитируемым или натуральным сочетанием душевной чистоты и жизненной энергии.
Если Бог дал нам разум, Он не может требовать, чтобы мы не верили разуму, а брали все на веру.
Я не партийный. Даже не знаю, правый или левый. Я хочу добра и счастья народу, хочу, чтобы русский народ был добрый, мирный, но сильный и могучий народ. Я верю в Бога. Верю в призвание России. Верю в святыни русские, в святых и угодников. Мне нравится величие русских царей и мощь России. Я ненавижу рутину, бюрократизм, крепостничество, помещиков и людей, примазавшихся к революции, либералов. Ненавижу штабы, генштабы, ревкомы. Не люблю веселье, легкомысленность, соединение служения делу с угодничеством лицам и с личными стремлениями. Не люблю буржуев. Какого политустройства хочу? Не знаю… Республика мне нравится, но не выношу господство буржуазии».
Если Бог дал нам разум, Он не может требовать, чтобы мы не верили разуму, а брали все на веру. Мы, люди, не имеем силы большей, чем разум. Чувства и инстинкты – ничто перед ним
Кто-то рассказал историю из декабря 1918 года: на глухом железнодорожном полустанке, в лесу, сибиряки расстреляли партию пленных, после чего заночевали в единственном находившемся поблизости доме. Никто не заметил, что один из красноармейцев лишь притворился мертвым. Когда все ушли, он хотел скрыться, но был страшный мороз, а перед расстрелом их раздели до белья, и этот несчастный, чувствуя, что замерзает, в полночь явился в занятый расстрельной командой дом, «перепугав всех до полусмерти». Придя в себя, хозяева напоили гостя чаем, позволили до утра поспать в тепле, а утром все-таки расстреляли.
Идея смерти должна быть наиболее совершенной и ясной из наших идей как самая упорная и неизбежная среди них, на деле же она остается наиболее неразвитой. Когда приходит смерть, мы хватаемся за две-три мысли о ней, ничего иного у нас нет. Всю жизнь мы отворачивались от нее, и эти две-три мысли, на которые мы думали опереться, ломятся как тростник под тяжестью последних минут.
Это типичный юношеский брак, когда поначалу оба уверены, что все знают о себе и друг о друге, а потом выясняется, что каждому еще предстояло измениться и стать новостью для другого – тем большей, чем дольше жили врозь.
«Я не партийный. Даже не знаю, правый или левый. Я хочу добра и счастья народу, хочу, чтобы русский народ был добрый, мирный, но сильный и могучий народ. Я верю в Бога. Верю в призвание России. Верю в святыни русские, в святых и угодников. Мне нравится величие русских царей и мощь России. Я ненавижу рутину, бюрократизм, крепостничество, помещиков и людей, примазавшихся к революции, либералов. Ненавижу штабы, генштабы, ревкомы. Не люблю веселье, легкомысленность, соединение служения делу с угодничеством лицам и с личными стремлениями. Не люблю буржуев. Какого политустройства хочу? Не знаю… Республика мне нравится, но не выношу господство буржуазии».
И дальше: «Меня гнетут неправда, ложь, неравенство. Хочется встать на защиту слабых, угнетенных».
Наконец последнее, что он счел необходимым написать о себе на первой странице дневника: «Противны месть, жестокость».
Оленеводы и охотники, тунгусы привыкли получать за пушнину все необходимое, но с недавних пор выменивать стало нечего и не у кого. Товары исчезли, купцы лишились права на торговлю, а советские уполномоченные обложили пушной промысел налогом, требовали регистрировать ружья, клеймить добытые меха и даже саму охоту разрешали только тем, кто покупал охотничье свидетельство. Для тунгусов, детей природы, это казалось абсолютно непостижимым, да и денег у них не было. Вдобавок ко всему представители новой власти не желали перед началом пушного сезона снабжать их порохом и другими товарами в долг, как испокон веку делали купцы.
Кто-то из тогдашних остроумцев заметил, что, когда какой-нибудь город занимают красные, скоро в нем исчезают все продукты, кроме селедки и черного хлеба, но расцветают все искусства. Когда приходят белые – продукты появляются, зато из искусств остается один канкан
являясь на них в костюме думного боярина времен царя Алексея Михайловича, для чего требовалось не только отсутствие чувства юмора.
В 1918 году Малышев добровольцем вступил в Среднесибирский корпус, участвовал в боях за Пермь. После взятия города в пермской газете «Освобождение России» появилось данное им объявление: «Буду весьма признателен тому, кто сможет одолжить мне на некоторое время “Критику чистого разума” Канта, которую по прочтении обязательно возвращу». И адрес, куда послать книгу: «Действующая армия, 3-й Барнаульский стрелковый полк, поручику Малышеву».
Листовки с устрашающими приказами никак не подействовали на неграмотных якутов
«Я не партийный. Даже не знаю, правый или левый. Я хочу добра и счастья народу, хочу, чтобы русский народ был добрый, мирный, но сильный и могучий народ. Я верю в Бога. Верю в призвание России. Верю в святыни русские, в святых и угодников. Мне нравится величие русских царей и мощь России. Я ненавижу рутину, бюрократизм, крепостничество, помещиков и людей, примазавшихся к революции, либералов. Ненавижу штабы, генштабы, ревкомы. Не люблю веселье, легкомысленность, соединение служения делу с угодничеством лицам и с личными стремлениями. Не люблю буржуев. Какого политустройства хочу? Не знаю… Республика мне нравится, но не выношу господство буржуазии».
И дальше: «Меня гнетут неправда, ложь, неравенство. Хочется встать на защиту слабых, угнетенных».
Наконец последнее, что он счел необходимым написать о себе на первой странице дневника: «Противны месть, жестокость».
Кто-то из тогдашних остроумцев заметил, что когда какой-нибудь город занимают красные, скоро в нем исчезают все продукты, кроме селедки и черного хлеба, но расцветают все искусства; когда приходят белые – продукты появляются, зато из искусств остается один канкан[12].
Если Бог дал нам разум, Он не может требовать, чтобы мы не верили разуму, а брали все на веру. Мы, люди, не имеем силы большей, чем разум. Чувства и инстинкты – ничто перед ним…»
Едва ли Строд знал, что дорогу, по которой их повели нанятые в Урульге проводники-тунгусы[8], полвека назад отыскал автор «Хлеба и воли», в ту пору офицер по особым поручениям при генерал-губернаторе Восточной Сибири. Нужно было найти путь к Олекминским золотым приискам, чтобы гонять туда мясной скот из Забайкалья, но все, кто пытался связать между собой два этих «зачаточных центра культурной жизни»,
Такова трагическая природа мира – вместе с героем рождается его противник.
Эрнст Юнгер

Не спрашивай у сражающихся о дороге.
Китайская мудрость
Это типичный юношеский брак, когда поначалу оба уверены, что все знают о себе и друг о друге, а потом выясняется, что каждому еще предстояло измениться и стать новостью для другого – тем большей, чем дольше жили врозь.
Повстанцы были объявлены вне закона, приказывалось в плен их не брать и не расстреливать, а для экономии патронов рубить шашками.
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)