Выдуманный Жучок, Юлия Кузнецова
ru
Books
Юлия Кузнецова

Выдуманный Жучок

Read
одержимолость.
одержимолость.has quotedlast year
– Нет, нет, я не хочу! – кричит Максим.

– Идиот! – хочу крикнуть я.

– Раз ты не хочешь, – тихо говорит мама Сани, – то, когда вырастешь, станешь врачом и придумаешь лекарство, чтобы люди не умирали.

Максим обрывает плач и выпрямляется.

– Как в компьютерной игре?

– Да.

Её «да» такое тихое, что похоже не на звук, а на вздрагивание неяркой лампочки на Тосином столе. Он молчит. Потом у него вырывается:

– А я… Я такое средство придумаю! Ну, лекарство! Чтобы Саня вернулся.

Снова вздрагивает неяркое «да».
одержимолость.
одержимолость.has quotedlast year
Санина мама вдруг сама идёт к нам. Очки на лбу, пучок сбился набок. Она садится на скамейку рядом с Максимом. У неё дрожат руки. Она обнимает Максима. Он приваливается к ней, как медвежонок, и рыдает – громко, басом, за них двоих, за всё отделение.

– Этого не бывает! – плачет он. – Дети не умирают!

Она молча гладит его по спине.
одержимолость.
одержимолость.has quotedlast year
Игорь Маркович – простой как яблоко. Александр Степанович – важный как пудинг. Игорь Маркович говорит так: «Да-да, у вас перелом черепа и ушиб головного мозга. Но вы не волнуйтесь – череп у вас прекрасный, заживёт через полгода. Даже рентген повторять не будем». А Александр Степанович поднимает брови и кричит: «Ваш сын упал с кровати?! Ну всё, вполне возможен летальный исход!»
Оля
Оляhas quoted3 years ago
молиться в церкви? Бог ему и так должен за службу. Ну, как зарплату платить.
– Папка бросил тебя? Ничего, мир не без добрых людей.
Я ругаю себя за малодушие, но вмешаться как-то не получается. Меня сбивает с толку, почему Толик сам не защищается. Он на всё только кивает и улыбается. Может, это из-за удара?
Оля
Оляhas quoted3 years ago
Это продолжается ещё неделю. Мама «Агуши» приходит к Толику во вторую интенсивку как хозяйка, кормит его, а потом начинает пытать:
– А ты видел своих братьев и сестёр после ЭТОГО?
– Ты ещё веришь в Бога?
– Вот вы, верующие, говорите: всё зачем-то в жизни дано. Ну и зачем твои братья-сёстры погибли?
– Папка твой глупый. Зачем
Оля
Оляhas quoted3 years ago
Отец Толика появляется каждый день по два раза, но, кроме причастия, не приносит ничего, даже апельсина, и Толик набрасывается на еду.
– Вот так, – радуется мама «Агуши», – мы детей кормить умеем. У нас, правда, не восемь, а двое, но все сыты. Что ж, твой папка плевал на тебя совсем?
Оля
Оляhas quoted3 years ago
Её сын улыбается мне и отправляет в рот крекер, намазанный «Агушей». Мне как-то и жалко, и противно,
Оля
Оляhas quoted3 years ago
где родители-то его?
– Знаешь где? Не поверишь – в церкви!
– А что такого? У него же отец священник.
– Ну конечно! У тебя три ребёнка насмерть разбилось, а ты – в церковь. Вместо того чтобы тут под дверью плакать. А знаете, девочки, что самое интересное? Я вчера спросила: «Почему Бог с вами так поступил? Вы же ему всю жизнь посвятили!» А он мне: «Бог дал, Бог взял. Ропот – грех».
– Ой, девочки, у него шок.
– Да никакой не шок. У него их восемь. Когда восемь, то не жалко. Тут вон один, и тот с опухолью. Я его, между прочим, и к Матроне[2] таскала, и в храм Христа Спасителя. Всё равно тут лежим.
Жанна Алибулатова
Жанна Алибулатоваhas quoted3 years ago
Ещё у этих есть игровая комната, с карандашами и телевизором, и куча свободного места, чтобы в прятки играть. А мы даже спим с мамами, потому что коек не хватает.
А они всё равно нам завидуют, потому что мы с мамами лежим, а они — без. У них и игровая потому, что они без мам, и чем занять себя, не знают.
Юля
Юля
Юля Юляhas quoted5 years ago
— Я в твоём возрасте такая же была, — сказала уборщица, — а теперь… а теперь считаю, что конец у всех один. Но заниматься же надо чем-то.
Она уложила и памперсы, и свёрнутые пелёнки в просторный мешок, завязала его и ушла, оставив меня одну, совершенно потрясённую.
Ничего особенного она не сказала.
Но получалось, что я своего конца дожидаюсь, постоянно ноя и жалуясь на жизнь.
Юля
Юля
Юля Юляhas quoted5 years ago
И последнее: надо съесть бутерброд с колбасой. Только не с сыром, а с колбасой. Настоящие агенты едят только бутерброды с колбасой.
Юля
Юля
Юля Юляhas quoted5 years ago
— Какую-какую. Тренировку нервов. Нельзя плакать весь вечер. А то вдруг расплачешься на задании. И враги поймут, что ты тайный агент. И нам всем крышка.
Юля
Юля
Юля Юляhas quoted5 years ago
А с этими мамами одни проблемы, да?
— Ага. Счастливые эти, из общего хирургического. Делают, что хотят без мам.
Юля
Юля
Юля Юляhas quoted5 years ago
Самое гадкое — что все врут. Говорят: «Это не больно». И ещё: «Как комарик укусит». У них на даче, наверное, саблезубые комарики водятся.
Анна Левандовская
Анна Левандовскаяhas quoted5 years ago
Мне казалось, я страдаю одна на свете, а все только живут и радуются.
Анна Левандовская
Анна Левандовскаяhas quoted5 years ago
И что-то происходит с кожей, хотя я скупила в аптеке все гели для умывания. И про шунт мне хочется ото всех скрывать. Особенно — от мальчишек. А по ночам хочется плакать.
— Может, тебе поговорить о своих переживаниях с Аней? — спросил однажды Жучок.
Но у меня было такое ощущение, что никто меня не поймёт.
Анна Левандовская
Анна Левандовскаяhas quoted5 years ago
В последнее время со мной творится что-то странное. Меня раздражают окружающие. Да и сама себе я тоже не нравлюсь.
Одежда у меня немодная, такие куртки никто не носит. А причёска, как не накручивай волосы на бигуди, мнётся под шапкой
Катюха Сорокина
Катюха Сорокинаhas quoted5 years ago
Чёрствая завистливая кракозябра?
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)