Read

Мой лейтенант

Даниил Александрович Гранин – выдающийся русский писатель, наш современник, участник Великой Отечественной войны, лауреат премии «Большая книга» 2012 года за новый роман «Мой лейтенант». Автор знаменитых романов «Иду на грозу», «Зубр», «Картина», экранизированного исторического романа «Вечера с Петром Великим», «Блокадной книги» в соавторстве с А.М. Адамовичем. В новом романе Даниила Гранина «Мой лейтенант» запечатлена память самих участников трагических событий обороны Ленинграда, восстанавливающая многие неожиданные факты военных действий, увиденных глазами простого лейтенанта, бытовые детали фронтовой жизни; это взгляд на Великую Отечественную из траншей и окопов, это новое видение событий, неоднократно описанных историками.
more
Impression
Add to shelf
Already read
244 printed pages
Современная проза

ImpressionsAll

👍
🔮Hidden Depths

Нет слов. Замечательно. Отличается от всего прочитанного ранее. Самое ужасное, что это действительно было.

Ilona Reuk
Ilona Reukshared an impression8 months ago
💀Spooky
🔮Hidden Depths
💧Soppy

Dmitry Barsukov
Dmitry Barsukovshared an impression9 months ago
💀Spooky
🚀Unputdownable

Очень душевно, словами не передать это настроение

ivankazakov
ivankazakovshared an impression10 months ago
🚀Unputdownable

Грустно

Yerdos Mendybayev
Yerdos Mendybayevshared an impressionlast year
👍
💡Learnt A Lot
🚀Unputdownable

Лейтенантской прозы много, но такой еще не читал. Автор как-будто бы человек нашего поколения - поколения ФБ. О войне без фильтра пропаганды, героизма, вранья. "....А почему вы не эвакуировались? - Да, потому что не знали, что вы так хреново воюете...." Ни разу не генеральские мемуары, напоминает рассказы деда о войне - грязь, фатализм, гибель товарищей.

💡Learnt A Lot

О войне написано без надрыва,но сердце кольнуло опять...

😄LOLZ

Evgeniya.O
Evgeniya.Oshared an impressionlast year
👍
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable

Эля Чин
Эля Чинshared an impressionlast year
👍
🔮Hidden Depths

Я вдруг поняла, от чего русские всегда не довольны своим правительством и когда это началось.

QuotesAll

кусок сочно шмякнулся рядом. Высокая, закопченного кирпича водокачка медленно
Как-то мы с Женей Левашовым рассуждали о том, в чем человек может ощущать Бога. Наверное, это творчество, когда поэт или художник сочиняет, рисует. А еще в природе. Но больше всего, мы в этом сошлись с ним, в любви. Материнство встречает Творца в своем ребенке. Любовь — самый доступный, короткий путь к Всевышнему
Проходили минуты, меня не убивали, меня превращали в дрожащую слизь, я был уже не человек, я стал ничтожной, наполненной ужасом тварью
Наверное, все так же выглядело и сто, и двести лет назад. И при Радищеве. Как он писал: «Я оглянулся окрест, и душа моя страданиями человечества уязвлена стала»
Страху противопоказан, как ни странно, смех. В страхе не смеются. А если смеются, то страх проходит, он не выносит смеха, смех убивает его, отвергает, сводит на нет, во всяком случае изгоняет хоть на какое-то время.
что обычно люди учатся на ошибках, если ошибок нет, то и остаются неучами.
Но этого не могло не быть, потому что это было со мною, было.
Ни в книгах, ни в мемуарах – нигде ничего не упоминалось про этот день. Его уничтожили, вымарали из истории. Военным историкам все было ясно. Немецкие войска столкнулись с обороной Ленинграда, конечно, исторической, взять город не смогли и вынуждены были перейти к блокаде…
День 17 сентября у немецких историков тоже отсутствовал. Они стремительно домчались до Ленинграда… и что? И зарылись в окопы. У нас было 900 дней неприступной обороны, у них тоже было 900 дней неприступной осады города.
Никто не мог меня переубедить! Семнадцатое сентября 1941 года было
Новые танки были хороши, вооружены, ничего не скажешь. И вот что интересно: танки английские, американские были много хуже наших, по крайней мере те, с которыми мы имели дело – «Валентины», «Матильды». А вот их автомобили, американские «Виллисы», «Студебеккеры», армейские машины – хороши, ни в какое сравнение не шли с нашими драндулетами. Почему так сложилось? Все годы советской жизни никак не получался у нас хороший автомобиль, копировали, заимствовали – и все не то, все хуже, все ненадежно, бензин жрет, тарахтит, проходимость никакая, в разы хуже и английских, и американских. В чем дело? Никто не понимал. Вроде не такая уж сложная машина, много разных конструкторских бюро, и ничего не получалось. Почему так?
Еще в Челябинске мы обсуждали это с конструкторами танковыми и сошлись на том, что автомобиль легковой по сути своей предназначен для личного пользования, для хозяина, для его семьи, это личностный предмет, но в том-то и дело, что для личного пользования мы ничего делать не умеем. Оказывается, можем делать для сельского хозяйства, для обороны, т. е. для чего-то, а не для кого-то. Ради человека стараться необязательно. Тем более если этот человек – неизвестно кто такой, он – частник, собственник, хозяйчик…
Насчет того, что все отвечают в анкетах честно, Медведев, скривясь, сплюнул длинной желто-табачной слюной. Народишко у нас холопский, пуганый, самодоносчики, прикажут – в петлю полезут.
Я молился. Я не знал ни одной молитвы. Я никогда не верил в Бога, знал всем своим новеньким высшим образованием, всей астрономией, дивными законами физики, что Бога нет, и тем не менее, я молился.
Как-то мы с Женей Левашовым рассуждали о том, в чем человек может ощущать Бога. Наверное, это творчество, когда поэт или художник сочиняет, рисует. А еще в природе. Но больше всего, мы в этом сошлись с ним, в любви. Материнство встречает Творца в своем ребенке. Любовь — самый доступный, короткий путь к Всевышнему.
Она сказала, что солдат – не лучшее звание для мужчины. Куда выше, нужнее быть мужем, сыном, отцом.
Я молился. Я не знал ни одной молитвы. Я никогда не верил в Бога, знал всем своим новеньким высшим образованием, всей астрономией, дивными законами физики, что Бога нет, и тем не менее, я молился.
Случилось это на войне, на Ленинградском фронте. Группа наших разведчиков передвигалась по лесной дороге. Была глубокая осень. Листья шуршали под ногами, и звук этот мешал прислушиваться. Они шли, держа на изготовку автоматы, шли уже долго и, возможно, расслабились. Дорога резко сворачивала, и на этом повороте они лицом к лицу столкнулись с немцами. Такой же небольшой
Можно так было понять, что проверяльщики, они, как все у нас, – халтурщики, работы у нас не ищут, «ретивая лошадка недолго живет».
Надо различать страх личный и страх коллективный. Последний приводил к панике.
Сверху, кроме бомб, шпарил еще треск пулеметов, пули взвизгивали о металл, дырявили землю, я молился, обещал Боженьке верить в него, всегда и везде, ничего другого я не имел и протягивал ему свой жалкий дар.
У каждого время отсчитывается по собственным часам. У одного они спешат, у другого отстают, какое правильное – неизвестно, не с чем сверить, хотя циферблат общий.
Новый заход. Звук пикирующего самолета расплющивал меня. Последний миг моей жизни близился с этим воем. Я молился. Я не знал ни одной молитвы. Я никогда не верил в Бога, знал всем своим новеньким высшим образованием, всей астрономией, дивными законами физики, что Бога нет, и тем не менее, я молился.
Не будет ничего тошнее, —
Живи еще хоть сотню лет,
Чем эта мокрая траншея,
Чем этот серенький рассвет.

Стою в намокшей плащ-палатке,
Надвинув каску на глаза,
Ругая всласть и без оглядки
Все то, что можно и нельзя.

…А лишь окончится война,
Тогда-то главное случится!..

И мне, мальчишке, невдомек,
Что ничего не приключится,
Чего б я лучше делать смог.

Что ни главнее, ни важнее
Я не увижу сотню лет,
Чем эта мокрая траншея,
Чем этот серенький рассвет.

On the bookshelvesAll

Alena Burney

Большая Книга

PuppyPlum

Блокада Ленинграда

Elena Sycheva

Современная русская проза

Владимир Харитонов

Нет войне. Главные антивоенные книги века

Related booksAll

Related booksAll

Сью Таунсенд

Тайный дневник Адриана Моула

Лев Толстой

Воскресение

Мария Галина

Медведки

Владимир Губайловский

Учитель цинизма

Майя Кучерская

Тетя Мотя

Сергей Беляков

Гумилев сын Гумилева

Марк Леви

Каждый хочет любить

On the bookshelvesAll

Большая Книга

Блокада Ленинграда

Современная русская проза

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)