ru
Дина Рубина

Наполеонов обоз. Книга 3. Ангельский рожок

Notify me when the book’s added
To read this book, upload an EPUB or FB2 file to Bookmate. How do I upload a book?
    Oxana Soloduhinahas quotedlast year
    Вот так, оказывается, и сбываются мечты: если своим яростным желанием ты прожигаешь каучуковую плотность пространства и времени
    Марина Орловаhas quotedlast year
    Этот мир – комедия для тех, кто умеет мыслить, и трагедия для тех, кто умеет чувствовать»,
    Mariya Karabuthas quoted8 months ago
    так, оказывается, и сбываются мечты: если своим яростным желанием ты прожигаешь каучуковую плотность пространства и времени!
    Olga Gamzahas quoted8 months ago
    И она возвращалась и повторяла, что, возможно, им стоит поискать представителя посговорчивей, чем она, но… «Озерецкая», – повторяла тихо.
    Инна Шварцhas quoted9 months ago
    Аристарх молча наблюдал, как тот аккуратно складывает блокнот и ручку в небольшую изящную сумку винного цвета; даже на расстоянии видно – из кожи отличного качества. В Союзе времён его молодости такие сумки называли «пидорасками».
    Инна Шварцhas quoted9 months ago
    есть фабрики, есть комбинаты, а есть – бутики, где арт-персоны сами давят виноград чистыми босыми ногами и цедят вино из одуванчиков
    Инна Шварцhas quoted9 months ago
    и просыпаешься по ночам, и представляешь эти картины применительно к собственным детям, и начинаешь тихо молиться, потому что тебе страшно до поноса: ты же видишь изо дня в день, как легко выпорхнуть из-под крылышка своей благополучной судьбы и полететь камнем – прямо в адский котёл
    Инна Шварцhas quoted9 months ago
    Сегодня день, я заметил, не располагает к работать. Располагает к выпить. Ну, если не к выпить, то просто – к не работать.
    b4222300143has quoted10 months ago
    Совпадения – визитная карточка Бога»
    Nadezhda Karkinahas quotedlast year
    – Но… ты не можешь провести там, под полом, оставшиеся…

    – Могу, – сказал он. – Лёвка! Ты слышишь мой голос? Могу!

    Лёвка замолчал. Тихо и утвердительно проговорил:

    – Ты нашёл её!

    – Да! – сказал он и отключился.
    Nadezhda Karkinahas quotedlast year
    Отчаянная, пронзительная жажда быть вдруг захлестнула её, пронеслась внутри лихим сквознячком, сладкой истомой, проникнув до самой скрытной, самой тёмной глубины её тела…
    Nadezhda Karkinahas quotedlast year
    говорит мечтательным тоном. – Что ты в любви понимаешь, сопля! Когда у меня сходится баланс, я кончаю!»
    Nadezhda Karkinahas quotedlast year
    бархат бездонного чёрного неба и алмазные подвески созвездий над дышащей пустыней: они блистали так чисто и больно
    Nadezhda Karkinahas quotedlast year
    У нас в машине только дружат! Ругатели идут пешком!
    Nadezhda Karkinahas quotedlast year
    было в этих двоих, даже спокойно сидящих, что-то багряно-тревожное и такое полное, будто вчера соединились разодранные когда-то половинки одной жизни, и вот сидит эта жизнь, так жадно, так страстно и мгновенно сросшись в единое целое, пылает огненным сросшимся швом, и вроде больше ничего ей не нужно
    Nadezhda Karkinahas quotedlast year
    невесту спрашивают: «Сусанна-дорогая, пачему ты нэ плачешь в такой день?!» А она гордо так: «Дядя Гурген, пусть плачут те, к кому я иду…»
    Nadezhda Karkinahas quotedlast year
    и ходить – боком, не расцепляясь, как инвалиды, – а мы и есть инвалиды, два старых пердуна, контуженных юношеской страстью…
    Nadezhda Karkinahas quotedlast year
    Голоса ещё сочились по капле, замирая, обрываясь, проникая друг в друга, – рваный судорожный вздох, два-три слова, бесстыдно обнажённых, и это уже были не слова и даже не мысли, а просто выдох, голая боль, разверстая рана; незарастающая, пульсирующая культя ампутированной жизни.
    lbondarevahas quotedlast year
    Нет уж, спасибо! А Россия большая, к преступникам сострадательна; Россия-матушка укроет убивца, как многих убивцев укрывала.
    lbondarevahas quotedlast year
    Эти самые инспекторы, как мужчины, так и женщины (каждый раз являлся кто-то новенький), всех террористов неизменно величали «политзаключёнными», а если Аристарх, безуспешно пытаясь сдержаться, произносил нечто вроде: «Этот политзаключённый зарубил тесаком для разделки мяса двух воспитательниц детского сада, старика-охранника и покалечил восьмерых детей, за что сейчас, сидя в тюрьме, получает зарплату от своих боссов», – лица их становились каменно-бездыханными, как у жующих коз.
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)