Девять месяцев, или «Комедия женских положений», Татьяна Соломатина
Read

Девять месяцев, или «Комедия женских положений»

Что может быть общего у топ-менеджера интеллектуальноёмкого бизнеса и звезды телесериалов? У врача, работающего в государственном лечебном учреждении, и у адептов тантрических практик? Да всё, что угодно. Во-первых, все они люди (даже если опрометчиво мнят себя богами), и ничто человеческое… Включая привычки, характеры, судьбы. Во-вторых, героини романа «Девять месяцев» – женщины. А женщина – очень отличная от мужчины форма жизни. У мужчин частенько создаётся иллюзия, что это именно они правят миром, руководят делами, диктуют условия, выбирают себе жену. Но если хоть один из них всерьёз и надолго поверит в то, что он способен переиграть женщину в чём угодно, пусть вспомнит, что на свет вылупился не из лингама, а был рождён самой обыкновенной женщиной. И очень может быть – в самом обыкновенном родильном доме нашего (или вашего) города. После того как главное за мужчину в очередной раз сделано женщиной, ему остаётся всего лишь: вырасти; построить дом; посадить дерево; подарить унитаз фонду «Искусственная почка» и воспитать дочь – очередную участницу бесконечной комедии женских положений…
Так «про что» книга? Про женщину. Про Беременную Женщину. Именно про ту, в чью сторону вы сегодня фыркнули: «С таким пузом дома надо сидеть!» А ей вот не сидится…
more
Impression
Add to shelf
Already read
358 printed pages
Современная проза

ImpressionsAll

👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot

Anna Smirnova
Anna Smirnovashared an impressionlast year
👎

Первые книги нравились больше, эта занудновата и перегружена реверансами, пояснениями, допущениями и тд. Пролистала, в общем

😄LOLZ

QuotesAll

У него были любовницы, и он их бросал. И они бросали его – когда как. Потому что глупая любовница готовит мужчине пироги и борщи, уточняя, насколько именно они лучше пирогов и борщей жены; гладит ему рубашки, радуясь, как полная и окончательная дура, тому, что жена не гладит их вообще; всегда имеет терпение дождаться, чтобы бросили её. Умная любовница не уточняет про жену, ничего не готовит и не гладит. А лишь намекает в лоб да покрепче на то, что у неё, любовницы, нет зимних сапог или, например, бриллиантов (одна из пассий Павла Петровича «намекнула» с него все стройматериалы для своей дачи, и это было для последнего куда более дорогостоящим мероприятием, чем одноразовый каратничек на юбилейную случку). Ну, и умная любовница – всегда так прозорливо-нетерпелива – уходит первой.
Я убеждён: даже самый плохой человек податлив на ласку и одобрение. Восхищайся им (только искренне!), и он будет с тобою счастлив и добр. Часто мы начинаем считать людей плохими, несимпатичными только из лени. Жизнь наша перегружена впечатлениями. Каждый новый человек, с которым она тебя сталкивает, требует внимания, а оно у нас не безгранично. Нельзя вместить в себя всех и каждого. Поэтому мы торопимся невзлюбить человека, который ни в чём не виноват, попросту подал заявку на наше внимание. Объявив кого-то неприятным, мы как будто снимаем с себя вину за невнимание. Мы рады придраться к любому поводу, чтобы не полюбить человека...
Постоянство не заслуживает ни похвал, ни порицаний, ибо в нём проявляется устойчивость вкусов и чувств, не зависящая от нашей воли.
Отчество приходит со знанием ремесла, с чувством юмора и с умением ориентироваться в уместности того или иного действия с учётом особенностей конкретной обстановки. Но, как говорится, в субординацию вживайся, а са
Всем глупым счастье от безумья,
Всем умным – горе от ума
Зато хорошо знали значение слова «понянчить», отличное по сути от слова «растить».

On the bookshelvesAll

смешная медицина, Julia Green Kulich

Julia Green Kulich

смешная медицина

Врачебные будни, Елена

Елена

Врачебные будни

Расширение кругозора, Amina4

Amina4

Расширение кругозора

Медицина, Александра Власенко

Александра Власенко

Медицина

Related booksAll

Related booksAll

Роддом. Сериал. Кадры 14–26, Татьяна Соломатина

Татьяна Соломатина

Роддом. Сериал. Кадры 14–26

Кафедра А&Г, Татьяна Соломатина

Татьяна Соломатина

Кафедра А&Г

Акушер-Ха! Вторая (и последняя), Татьяна Соломатина

Татьяна Соломатина

Акушер-Ха! Вторая (и последняя)

Приемный покой, Татьяна Соломатина

Татьяна Соломатина

Приемный покой

Роддом, или Поздняя беременность. Кадры 27–37, Татьяна Соломатина

Татьяна Соломатина

Роддом, или Поздняя беременность. Кадры 27–37

Роддом. Сериал. Кадры 1–13, Татьяна Соломатина

Татьяна Соломатина

Роддом. Сериал. Кадры 1–13

Советы залетевшим, Татьяна Соломатина

Татьяна Соломатина

Советы залетевшим

On the bookshelvesAll

смешная медицина, Julia Green Kulich

смешная медицина

Врачебные будни, Елена

Врачебные будни

Расширение кругозора, Amina4

Расширение кругозора

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)