В.С. Корякин

Пири против Кука

    Антонhas quoted9 days ago
    основные положения концепции «гостеприимной Арктики» по Стефанссону.
    Oleg Zvantsevhas quoted10 days ago
    Экспедиция применит для похода сани и эскимосских собак. Только люди и лайки могут осилить трудности полярного перехода. Воздушные корабли, автомобили, дрессированные белые медведи и т. д. – средства еще не проверенные и поэтому на сегодняшний день преждевременные; они годны только для привлечения внимания публики.
    Oleg Zvantsevhas quoted10 days ago
    По пути «Рузвельт» посетил и Анноаток, где Пири ознакомился с «ящичным домом» Кука, оставив на его стене следующий текст: «Этот дом принадлежит доктору Ф. А. Куку, но Кук давно погиб, и не надо искать его. Поэтому я, коммандер Пири, препоручаю этот дом боцману Мерфи». В помощь Мерфи на зимовку остался, как уже было отмечено, юнга Причард. Некоторые цинично настроенные авторы полагают, что Пири поручил обоим морякам слежку за своим конкурентом
    Oleg Zvantsevhas quoted10 days ago
    Пристальный интерес историков полярных исследований к финалу полюсного предприятия Пири вполне понятен, поскольку тот в предшествующих походах (особенно в 1906 году) показал себя весьма посредственным навигатором, чтобы не сказать хуже: достаточно вспомнить замечание астронома из Балтимора Денниса Роулинса о «навигационных фантазиях Пири». Чтобы у читателей не возникало ненужных сомнений, Пири на карте похода к полюсу изобразил свой маршрут в виде прямой линии от мыса Колумбия на север, причем на рубеж «исходного броска» на 88-м град. с. ш. его выводил опытный штурман Бартлетт, капитан «Рузвельта».
    Oleg Zvantsevhas quoted10 days ago
    Сам же он неоднократно описывал ранее подвижки льда, характерные для сильного дрейфа, сопровождаемые даже разрушением иглу. А при описании обратного маршрута ни намека на что-либо подобное – что хочешь, то и думай… Разумеется, многочисленные сторонники Пири великолепно понимали это и всеми правдами и неправдами пытались найти какой-то достойный выход, чтобы подкрепить заявки своего идола, но получалось у них не слишком убедительно. Позднее они, например, обратились к известному норвежскому полярнику Гуннару Исаксену, участнику экспедиции 1898–1902 годов под руководством Свердрупа, обладавшему большим опытом в использовании собачьих упряжек. В своей заметке, опубликованной в солидном органе Американского географического общества The Geographical Review, Исаксен подтвердил на собственном опыте возможность столь протяженных дневных переходов на собачьей упряжке, упустив из виду одно важное обстоятельство: его собственные маршруты проходили по сравнительно ровному припаю в проливах Канадского Арктического архипелага, а у Пири – по активно дрейфующему паку с частыми зонами торошения, разводьями и другими многочисленными препятствиями. Однако в очередной раз вернемся к книге-отчету Пири
    Oleg Zvantsevhas quoted10 days ago
    В английском языке, согласно словарю Уэбстера, понятие «контр­версия» толкуется как конфликт, столкновение различных точек зрения без указания формы развития самого процесса. Несомненно, опыт контрверсии Пири – Кук поучителен и в наше время, поскольку он отчетливо вскрывает роль и значение спонсоров конфликтующих сторон, их положение в обществе, отношения с властями и администрацией и т. д. Актуальность проблемы в современных условиях очевидна также в связи с возрастающей ролью науки в жизни общества, тем более что оценка обществом результатов исследования – проблема вечная.
    Oleg Zvantsevhas quoted10 days ago
    Характерно, что практически никто из крупных полярных исследователей того времени (включая Нансена) не взял на себя роль судьи в завязавшейся схватке. На то было несколько причин, из которых мы отметим здесь только самые главные. Во-первых, они отчетливо понимали, насколько было мало необходимой природной информации в их распоряжении для выполнения такой задачи. Во-вторых, со временем контрверсия все больше и больше теряла черты научной дискуссии и приобретала черты общественного скандала, в котором потребители газетной информации позицию ученых просто не воспринимали, да и не могли воспринимать в силу своего уровня понимания проблемы. Ученые же не стремились становиться героями статей с налетом скандальности. В-третьих, в такой ситуации самый обьективный судья-ученый волей-неволей, отдавая предпочтение одной из сторон, в глазах общества рисковал собственной репутацией.
    Наконец, самое главное – невозможность проверки информации участников конфликта путем повторных наблюдений в обозримом будущем независимыми экспертами, тогда как пресса в данном споре руководствовалась принципом «все и сейчас»
    Oleg Zvantsevhas quoted10 days ago
    Полярный исследователь того времени, совершивший открытие, оказывался в своеобразном информационном вакууме в ожидании подтверждения собственного открытия – у Кука на это ушло более 40 лет (см. следующую главу). Поэтому в глазах общества репутация исследователя на период от открытия до его подтверждения компетентными коллегами-экспертами целиком определялась восприятием его личности. Это отчетливо понимал Пири в своих попытках уничтожить репутацию соперника, но при этом он разрушал и свою собственную, что и было отмечено Амундсеном в беседе с Куком. Вдобавок Пири не понимал значения природной информации, которая в конце концов оказалась решающей для окончательных выводов в будущем – когда все преимущества оказались на стороне Кука.
    Вся история контрверсии Пири – Кук показывает, что попытки общественной дискредитации соперника без оценки научных результатов свидетельствуют об исходной слабости нападающей стороны. При отсутствии научных аргументов конфликт быстро приобретает черты уличной склоки.
    Oleg Zvantsevhas quoted16 days ago
    В человеческом организме сердце играет роль мотора. Как и все моторы, оно требует определенной регулировки. В Арктике… инструменты для нее отсутствуют. В нормальных условиях этому служат никогда не ошибающиеся солнечные лучи. Когда они исчезают, как это происходит полярной ночью, пульсация сердца становится неритмичной, временами медленной, а порой судорожной, спазматической
    Oleg Zvantsevhas quoted16 days ago
    Страницы книги-отчета Кука рисуют картину притупления чувств и эмоций, столь характерного при изматывающем напряжении, когда перспектива достижения цели уже не стимулирует духовной активности и остается только тупо следовать по избранному направлению, доверяясь приборам и промерзшему светилу в разрывах тумана или облачности.
    Oleg Zvantsevhas quoted16 days ago
    последующие исследования не обнаружили суши западнее координат, определенных в полдень 30 марта 1908 года как 84 град. 50 мин. с. ш. и 95 град. 36 мин. з. д. Однако это обстоятельство не дает оснований обвинять Кука в сознательной подтасовке или фальсификации по той простой причине, что в Арктике в разное время и разными исследователями (включая Пири в случае с Землей Крокера) была обнаружена «чертова дюжина» подобных «земель». Они даже заслужили у ученых прилагательное «проблематические» и долгое время обозначались на картах с пометкой «сс» – существование сомнительно. Это была специфика той эпохи, когда главным инструментом открытия выступал несовершенный человеческий глаз. Большинство специалистов по данной проблеме видят главную причину в особенностях полярных миражей, а другие считают, что люди принимали за сушу так называемые дрейфующие ледяные острова, о которых речь впереди
    Oleg Zvantsevhas quoted16 days ago
    Утром 19 февраля 1908 года я отправился к Северному полюсу. Спозаранку, как только забрезжил первый настоящий рассвет, 11 груженых нарт подъехали к нашему ящичному дому. На них было все необходимое для рывка на север – 4 тысячи фунтов запасов для перехода по льдам полярного моря и 2 тысячи фунтов моржовых шкур и жира, которыми мы собирались воспользоваться, прежде чем нам удастся себя обеспечить продуктами охоты, на которые мы рассчитывали. 11 нарт управлялись девятью эскимосами, мной и Франке. Их тащили 103 собаки, которые находились в отличной форме» (Кук, 1987, с. 118–119).
    Oleg Zvantsevhas quoted16 days ago
    Из-за чрезмерной усталости отключается аппетит, когда кусок пеммикана, что называется, не лезет в горло, а после многодневного напряжения вдруг возникает продолжительная изматывающая бессонница, когда отдых в спальном мешке не избавляет от накопившейся непроходящей усталости.
    А ведь есть еще и особая полярная жажда, когда кружка чая на привале – уже роскошь, а недостаток влаги приводит к постепенному обезвоживанию организма. В то же время путешественник на маршруте страдает от сырости, с потом и изморозью проникающей во все самые дальние закоулки меховой одежды и спального мешка. При недостатке тепла избавиться от нее практически невозможно. Постепенно человек лишается последнего минимума комфорта, необходимого, чтобы выполнять свои тяжкие обязанности, и его жизнь превращается в сплошную цепь испытаний сил и терпения – остается лишь жить надеждой на более сносное будущее.
    Oleg Zvantsevhas quoted16 days ago
    Хотя 15 апреля Кук отметил: «Лед без изменений» (Кук, 1987, с. 329), все же по мере приближения к цели наметились новые нюансы в режиме льда – по своей динамике он больше напоминал пройденную спокойную застойную зону, менее подверженную внешним воздействиям на своеобразном «ледоразделе» двух главных динамических систем Северного Ледовитого океана. Такие наблюдения – «от 88-й до 89-й параллели лед лежал большими, более ровными полями, чем это было южнее» (Кук, 1987, с. 198) – лишний раз подчеркивают наблюдательность Кука, не притупившуюся даже в состоянии величайшего напряжения всех сил, физических и душевных.
    Разумеется, в сравнении с современным непрерывным потоком данных (прежде всего дистанционных наблюдений из космоса) подобная информация выглядит мизерной, но эти жалкие крохи знаний были самыми первыми
    Oleg Zvantsevhas quoted17 days ago
    Сам Кук по свежим следам описал свое достижение в книге To the top of the continent («К вершине континента»), также пока не переведенной на русский язык. В 1908 году целью Фредерика Кука стал Северный полюс, и претензии на его покорение выглядели достаточно обоснованными
    Oleg Zvantsevhas quoted17 days ago
    Ну а для эскимосов поход вглубь акватории замерзшего океана выглядел не более чем странной блажью белого человека, в удовлетворении которой они участвовали за плату. Этот рубеж непонимания, сложившийся изначально, разумеется, сохранялся и в будущем, с самыми важными для истории полярных исследований последствиями
    Oleg Zvantsevhas quoted17 days ago
    Наступила последняя зимовка из многолетней полярной эпопеи Пири 1898–1902 годов. Определенно, под занавес следовало предпринять нечто героическое, тем более что возвращение сулило неприятные объяснения по многим направлениям.
    С окончанием полярной ночи, которая, по Пири, «прошла спокойно и комфортно», – трех предшествующих зимовок хватило, чтобы освоиться в избранной местности, – началась подготовка к операции на арктическом паке. Думал ли Пири, что ему с ходу удастся одолеть полюс? Сейчас на этот вопрос ответить трудно, особенно зная о достигнутых спустя месяц скромных результатах. Начиная с февраля упряжка за упряжкой уходили на север, стремясь забросить все необходимое как можно дальше от Форт-Конгера.
    Oleg Zvantsevhas quoted17 days ago
    Капитан «Бельжики» Лекуант должен был работать по своей основной специальности. Лейтенант Эмиль Данко собирался посвятить себя магнитным наблюдениям в связи с проблемой миграции Южного магнитного полюса. Интересы Эмиля Раковицэ из Румынии лежали в области гидробиологии. Среди ученых оказалось также два поляка – Антонин Добровольский и Хенрик Арцтовский. На первом были рутинные метеорологические наблюдения, а второй отправился в экспедицию в качестве геолога и океанографа. Однако в итоге наибольший вклад в науку они внесли при изучении полярных льдов как на море, так и на суше. Таким образом, экспедиция отличалась комплексным характером научной программы и многонациональным составом участников. Последнее обстоятельство позволило Роланду Хантфорду утверждать, что экспедиция на «Бельжике» стала провозвестником будущих международных исследований в Антарктиде
    Oleg Zvantsevhas quoted17 days ago
    Кук знал о важности свежего мяса по наблюдениям за питанием эскимосов во время своей зимовки в Гренландии в 1891–1892 годах, а Амундсен – по опыту норвежских зверобоев. Это неоднократно отмечалось и теми, кто изучал биографию Кука. Так, Хантфорд прямо утверждает, что «доктор Кук на основе своего арктического опыта, игнорируя теории, верил в свежее тюленье мясо. Он опережал медицину своего времени и был прав» (Huntford, 1979, p. 63). Сходной точки зрения придерживается и Райт. Все полярные историки едины в том, что своим вмешательством Амундсен и Кук спасли экспедицию. Следует особо отметить, что дрейф «Бельжики» проходил в наименее исследованных антарктических водах. Поэтому любая научная информация из этой части Мирового океана воспринималась научной общественностью с огромным интересом
    Oleg Zvantsevhas quoted17 days ago
    Этот опытный моряк, не имевший научной подготовки (хотя длительное общение с Нансеном, пожалуй, стоило университетского курса), взял с собой специалистов по многим научным направлениям: геологии, зоологии, ботанике, метеорологии, картографии и гидрографии. Что касается морских льдов, с его опытом он мог потягаться практически с любым теоретиком того времени. В результате получилась великолепная комплексная экспедиция. Когда его первоначальные намерения оказались в силу обстоятельств под угорозой провала, Свердруп, последовав примеру Норденшельда и других, бросил свои научные силы на ликвидацию белого пятна на севере Канадского Арктического архипелага, преимущественно западнее острова Элсмир, отделявшего его от поля деятельности Пири. В результате, помимо западных берегов острова Элсмир с его многочисленными фиордами, на карту были положены крупные острова (Аксель-Хейберг, Эллеф-Рингнес и Амунд- Рингнесс), и это не говоря уже о достижениях по целому ряду научных направлений, остававшихся непревзойденными на протяжении многих последующих десятилетий
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)