ru
Unavailable
this book isn’t available at the moment
Want to read

Под стеклянным колпаком

Силвия Плат (1932–1963) — считается в наши дни крупнейшей после Эмили Дикинсон поэтессой США. Однако слава пришла к ней уже посмертно: в 1963 г. эта талантливейшая представительница литературы 60-х, жена известного английского поэта Тома Хьюза, мать двоих детей, по собственной воле ушла из жизни. Ее роман «Под стеклянным колпаком» считается классикой американской литературы. С откровенностью посвященного С. Плат рассказывает историю тяжелой депрессии и душевного слома героини, которая мучительно изобретает пути ухода из жизни, а затем медленно возвращается к реальности.
more
Impression
Add to shelf
Already read
274 printed pages

ImpressionsAll

🚀Unputdownable

котик
котикshared an impression4 months ago
👍
🚀Unputdownable
🎯Worthwhile
💡Learnt A Lot

💀Spooky

Очень откровенно и, учитывая судьбу автора, видимо, максимально приближенно к реальности. Мне всегда трудно было понять психологию самоубийцы, просто потому что во мне этого нет. Теперь я чуть ближе к пониманию.
Понравилось, что нет никакого нытья героини про свою мать, хотя очевидно, что на ней всё завязано. Мы вообще ничего не узнаем в подробностях о том, что же не так в их отношениях. Другой автор впал бы в соблазн раздуть из этого пару глав.

destrudo
destrudoshared an impression5 months ago
🚀Unputdownable
🎯Worthwhile
🔮Hidden Depths

b6995715328
b6995715328shared an impression5 months ago
💡Learnt A Lot

Пустные люди вокруг нас - зло... Такихе,как ее мать. Хорошо,когда рядом есть друг.

Elena Sohina
Elena Sohinashared an impression6 months ago
👍
💀Spooky
🚀Unputdownable
💡Learnt A Lot

Ira Filonenko
Ira Filonenkoshared an impression6 months ago
🚀Unputdownable

Darya Primachenko
Darya Primachenkoshared an impression7 months ago
💤Borrrriiinnng!

🐼Fluffy

Маша
Машаshared an impression7 months ago
🎯Worthwhile

Yudin(i)
Yudin(i)shared an impression10 months ago
💤Borrrriiinnng!
🔮Hidden Depths

senorita55555
senorita55555shared an impression11 months ago
👍
🎯Worthwhile

🚀Unputdownable
🎯Worthwhile

Tamara Kopala
Tamara Kopalashared an impressionlast year
🚀Unputdownable
💧Soppy

Анна Хилько
Анна Хилькоshared an impressionlast year
👍

Estère Kajema
Estère Kajemashared an impressionlast year
👍
🚀Unputdownable
💡Learnt A Lot

👍
💧Soppy

👍

daetorockdetka
daetorockdetkashared an impressionlast year
💞Loved Up

Tommy
Tommyshared an impression2 years ago
🚀Unputdownable
🎯Worthwhile
🔮Hidden Depths

Интересно в связке с биографией Плат.

QuotesAll

Должно быть, есть на свете напасти, от которых не в силах исцелить и горячая ванна, но я таких почти не знаю. Как только меня начинает томить печаль, как только я чувствую себя умирающей, как только разнервничаюсь до такой степени, что не могу заснуть, как только в кого-нибудь влюблюсь или разлучусь с возлюбленным на неделю, как только дохожу до определенной точки отчаяния, я говорю себе: «А приму-ка я сейчас горячую ванну».
Ничто так не сближает, как совместная рвота.
эти неудобные дорогие наряды, висящие, как сушеные рыбы, у меня в шкафу
если от человека ничего не ждешь, то он не способен разочаровать тебя.
Приемная доктора Гордона была выдержана в изысканном бежевом тоне.
Бежевые стены, бежевые ковры, бежевая обивка диванов и кресел. На стенах не было ни зеркал, ни картин — только грамоты и сертификаты различных медицинских заведений с именем доктора Гордона и латинским текстом. Бледно-зеленые папоротники и какое-то растение с остроконечными листьями куда более интенсивного зеленого цвета стояли в горшках на столике у сестры, на кофейном и журнальном столиках.
Сначала я удивилась, почему помещение внушает чувство безопасности. Потом поняла причину: здесь не было окон.
просто дурно. Я испытываю к ним такую зависть, что у меня пропадает дар речи.
После долгих сомнений и колебаний насчет того, какой вилкой что брать, я поняла, что если ведешь себя за столом неверно, но с достаточной уверенностью и, может быть, даже с вызовом, как будто ты совершенно убеждена в том, что именно так и следует поступать, то это сойдет тебе с рук и никто не подумает, будто у тебя дурные манеры или ты плохо воспитана. Все решат, что ты оригинальна, экстравагантна и остроумна.
Я поняла это в тот день, когда Джей Си пригласила меня на ленч со знаменитым поэтом. Поэт явился одетым в чудовищно мятый и засаленный твидовый пиджак коричневого цвета, в серые брюки и красно-голубой джемпер, а дело происходило в весьма фешенебельном ресторане с фонтанами и канделябрами, где все остальные посетители были в строгих, темных костюмах и безукоризненно белых сорочках.
Поэт ел свой зеленый салат руками, выуживая с тарелки один лист за другим, и одновременно рассказывал мне об антагонизме между природой и искусством. Я не могла отвести глаз от бледных костистых пальцев, которые перепархивали из поэтовой тарелки к поэтову рту и обратно, каждый раз на переднем пути обремененные зеленой ношей. И никто не хихикал по его адресу и не делал ему никаких замечаний. Казалось, поедание зеленого салата руками — это самое естественное и единственно разумное занятие.
сейчас, задним числом, размышляя, в чем же его беда, я понимаю, что он был идиотом.
Моим любимым деревом была плакучая ива. Я думаю, ее привезли из Японии. Там, в Японии, знают толк в человеческой душе.
Когда что-то у японца начинает идти вкривь и вкось, он делает себе харакири.
Должно быть, есть на свете напасти, от которых не в силах исцелить и горячая ванна, но я таких почти не знаю. Как только меня начинает томить печаль, как только я чувствую себя умирающей, как только разнервничаюсь до такой степени, что не могу заснуть, как только в кого-нибудь влюблюсь или разлучусь с возлюбленным на неделю, как только дохожу до определенной точки отчаяния, я говорю себе: «А приму-ка я сейчас горячую ванну».
Я люблю наблюдать за людьми, оказавшимися в критической ситуации. Если я становлюсь свидетельницей дорожной аварии или уличной драки или же мне в лаборатории показывают мертвого младенца под стеклянным колпаком, я гляжу во все глаза и стараюсь навсегда запомнить это зрелище.
Таким образом мне удалось узнать множество людей, которых я ни за что не узнала бы иначе, — и даже если они удивляют меня или причиняют мне боль, я никогда не отвожу глаз и делаю вид, будто мне и без того известно, что на самом деле мир именно и настолько ужасен.
Я не хочу сказать: грязной ухмылочкой, но таинственной и вместе с тем радостной ухмылочкой, как будто все окружавшие ее люди были невероятно и уморительно глупы, а она сама могла, если б ей только захотелось, в любой момент отмочить о любом из них смачную шутку.
— А почему ты, малышка, не подумала о том, чтобы одеться? — Моя мать старательно избегала давать мне какие бы то ни было указания. Она только задавала мне интеллигентные, неназойливые вопросы, как, на ее взгляд, и следовало обращаться одной разумной персоне к другой разумной персоне. — Скоро три.
— Я пишу роман. У меня просто не было времени переодеться.
Должно быть, есть на свете напасти, от которых не в силах исцелить и горячая ванна, но я таких почти не знаю.
стук его каблуков казался пистолетными выстрелами.
Есть нечто глубоко печалящее в том, что наблюдаешь, как двое людей все более и более влюбляются друг в дружку, особенно если ты единственный свидетель этой сцены.
Мне представлялось, что это будет похоже на — тоже пока только воображаемое — путешествие в Европу. И когда я вернусь домой и пристально погляжу в зеркало, я сумею увидеть крошечные белые Альпы в углу собственного глаза.
Да и если бы миссис Гвинеа вместо частной клиники устроила мне путешествие в Европу или какой-нибудь кругосветный круиз, это тоже ровным счетом ничего не меняло бы, потому что, где бы я ни очутилась — на палубе теплохода или в уличном кафе Парижа или Бангкока, — я и там пребывала бы под все тем же стеклянным колпаком и дышала бы только отравленным мною самой воздухом.
Ничто так не сближает, как совместная рвота.
Должно быть, есть на свете напасти, от которых не в силах исцелить и горячая ванна, но я таких почти не знаю. Как только меня начинает томить печаль, как только я чувствую себя умирающей, как только разнервничаюсь до такой степени, что не могу заснуть, как только в кого-нибудь влюблюсь или разлучусь с возлюбленным на неделю, как только дохожу до определенной точки отчаяния, я говорю себе: «А приму-ка я сейчас горячую ванну».

On the bookshelvesAll

Сергей Капличный

Книги для отдыха и развития

Maria Favorsky

Ненормальные люди. Депрессия, мания, биполярное расстройство и прочая психиатрия вокруг нас

Veronika Zagieva

Великий Американский Роман

Olga Ivanova

1001 Books You Must Read Before You Die

Related booksAll

Related booksAll

Силвия Плат

Собрание стихотворений

Тони Моррисон

Возлюбленная

Вирджиния Вулф

Миссис Дэллоуэй

Симона де Бовуар

Мандарины

Вирджиния Вулф

Орландо

Джон Ирвинг

Молитва об Оуэне Мини

Сьюзен Сонтаг

Заново рожденная. Дневники и записные книжки 1947–1963

On the bookshelvesAll

Книги для отдыха и развития

Ненормальные люди. Депрессия, мания, биполярное расстройство и прочая психиатрия вокруг нас

Великий Американский Роман

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)