Зона интересов, Мартин Эмис
Read

Зона интересов

Новый роман корифея английской литературы Мартина Эмиса в Великобритании назвали «лучшей книгой за 25 лет от одного из великих английских писателей». «Кафкианская комедия про Холокост», как определил один из британских критиков, разворачивает абсурдистское полотно нацистских будней. Страшный концлагерный быт перемешан с великосветскими вечеринками, офицеры вовлекают в свои интриги заключенных, любовные похождения переплетаются с детективными коллизиями. Кромешный ужас переложен шутками и сердечным томлением. Мартин Эмис привносит в разговор об ужасах Второй мировой интонации и оттенки, никогда прежде не звучавшие в подобном контексте. «Зона интересов» – это одновременно и любовный роман, и антивоенная сатира в лучших традициях «Бравого солдата Швейка», изощренная литературная симфония. Мелодраматизм и обманчивая легкость сюжета служат Эмису лишь средством, позволяющим ярче высветить абсурдность и трагизм ситуации и, на время усыпив бдительность читателя, в конечном счете высечь в нем искру по-настоящему глубокого сопереживания.
Impression
Add to shelf
Already read
348 printed pages
Современная проза

Related booksAll

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

ImpressionsAll

👍
💀Spooky
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🚀Unputdownable

Lelya Nisevich
Lelya Nisevichshared an impression10 months ago

Трагикомедия абсурда. Историю "Зоны интересов" (Освенцима) рассказывают сразу три героя: Ангелюс Томсен — разочаровавшийся нацист, главный "злодей" - комендант концлагеря Пауль Долль и Шмуль - надсмотрщик зондеркоманды. Мы оцениваем ужас прошлого через время и свои эмоции, сидя сытыми в тепле на уютном диване - совсем другая обстановка. Герои же (от коменданта до старост зоны) относятся к происходящему безэмоционально: работа такая, и если бы не указания сверху, от всего этого можно было бы еще и прибыль получить (не совсем дословно, но если кормить евреев получше, не так жестоко наказывать и так часто не уничтожать, они смогли бы лучше работать и приносить доход). Буднично и обыденно обсуждаются перспективы лагеря, комендант в театре рассчитывает, сколько бы газа потребовалось, чтобы умертвить публику в зале. Лагерь - как идеальный бизнес-проект. Чувствуешь, как размываются границы между добром и злом в годы войны - Шмуль помогает коменданту спланировать и снизить издержки в процессе уничтожения евреев (не потому что надеется на спасение или хочет выслужиться перед начальством, он просто выполняет свою работу). Разноплановая книга: наполнена юмором, сошедшим со страниц Швейка и тут же: нацистские вечеринки перемежаются с лагерными буднями, и напоминают "Войну и мир" Толстого. Интересное о послесловие, о том, что мы до конца так никогда и не можем постичь слова и дела организаторов Холокоста, потому что не можем отождествить себя с ними.

🎯Worthwhile

Tanya Unger
Tanya Ungershared an impression3 months ago

Первая моя на эту тему! Пожалуй продолжу в этом направлении.

Andrii Voropai
Andrii Voropaishared an impression3 months ago
💀Spooky
🔮Hidden Depths

"никто не сможет – более того, никто и не должен пытаться – понять, что произошло, поскольку понять значит почти оправдать"
Легко читаемая тяжелая книга о том, что самая суть человека, выживает даже в нечеловеческих условиях

👍
🚀Unputdownable

Anastasy  Ilyna
Anastasy Ilynashared an impression9 months ago
💀Spooky
🚀Unputdownable
💧Soppy

Великолепная.

Olga Kulikova
Olga Kulikovashared an impression9 months ago
👍
💀Spooky
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile

Х

👎
💤Borrrriiinnng!

Pavel Vasilatiy
Pavel Vasilatiyshared an impression11 months ago
👍

💀Spooky
🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable

Книга, которая читается невероятно легко - и при этом оставляет тяжелый ком в горле.

Anna Smirnova
Anna Smirnovashared an impression11 months ago
👍
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile

Natalia Bespalova
Natalia Bespalovashared an impression11 months ago
👍

Отличное "послесловие"

b9966293242
b9966293242shared an impression15 days ago
💧Soppy

Ekaterina Titenko
Ekaterina Titenkoshared an impression3 months ago
👍
💀Spooky
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot

👍

QuotesAll

Молния, гром, ливень, солнце, радуга – метеорология первого взгляда.
Кенигсберге перебили всех пациентов психиатрической больницы. Зачем? Чтобы освободить койки. Для кого? Для солдат, которые спятили, убивая в Польше и России женщин и детей.
Итак, я стоял там, скучно озирая мирный, свободный город.
Я в кровь
Так глубоко зашел, что возвращаться
Мне так же тошно, как вперед идти.
никто не сможет – более того, никто и не должен пытаться – понять, что произошло, поскольку понять значит почти оправдать
пору 1936–39 в Мюнхене ежегодно проводилось шествие, которое благосклонно оплачивалось Государством, – Ночь Амазонок, так оно называлось (я вспомнил о нем, проходя мимо места, где стояла взорванная нами 2 года назад синагога). Колонны обнаженных по пояс германских девиц двигались по улицам верхом на лошадях, затем девицы, исполняя со вкусом поставленные танцы, разыгрывали исторические сцены – прославляли наше Тевтонское Наследие. Говорят, сам Избавитель однажды терпеливо просмотрел весь этот прославленный нагой балет. Таков, сами понимаете, обычай германцев
Возможно, никто не сможет – более того, никто и не должен пытаться – понять, что произошло, поскольку понять значит почти оправдать. Позвольте объясниться: «понимание» какого-то предложения или поведения человека означает его «приятие» в себя, приятие автора предложения, попытку поставить себя на место этого человека, отождествиться с ним. Но ведь ни одно нормальное человеческое существо никогда не сможет отождествить себя с Гитлером, Гиммлером, Геббельсом, Эйхманом и бесчисленными другими. Это пугает нас, но и приносит нам облегчение, поскольку желательно, быть может, чтобы их слова (и, к сожалению, дела) оставались для нас непостижимыми. Это слова и дела не-людей, в сущности, антилюдей… Ничего рационального в ненависти нацистов нет, это ненависть, которая кроется не в нас, а где-то вне человека…
Прошло совсем немного времени, и я проникся уважением к этому искусному и скромному хищнику. Максик казался одетым в смокинг – угольного цвета пиджак, идеально треугольная белая манишка и короткие белые гетры. Когда он припадал к полу и вытягивал передние лапы, коготки его раскрывались веером, изящным, как маргаритка
Ну-с, существует распространенное заблуждение, каковое я намерен выбить из ваших голов без дальнейших проволочек: дескать, Schutzstaffel, Преторианская гвардия Рейха, состоит сплошь из одних пролетариев и Kleinburgertum[17]. Конечно, в ранние годы это могло быть справедливым в отношении СА, но никогда – в отношении СС. Перечень ее членов читается как выписка из «Готского альманаха».
Своего рода… своего рода… загадка. Пардон. Она арестована как неблагонадежный элемент.
– Что это значит?
– Все что угодно. Бродяжничество. Попрошайничество. Проституция, оборони Бог. Роптания. Педикюр.
– Педикюр? Что ж, да, вполне логично. В военное-то время. Такой удар по нашей нравственности.
Что-то случилось с первого взгляда. Молния, гром, ливень, солнце, радуга – метеорология первого взгляда
Так глубоко зашел, что возвращаться
Мне так же тошно, как вперед идти.
У. Шекспир. «Макбет»
Видите ли, если вы носите смирительную рубашку и падаете и первым с землей встречается ваше лицо, встать вам уже не удастся – без посторонней помощи.
Я в кровь
Так глубоко зашел, что возвращаться
Мне так же тошно, как вперед идти.
У. Шекспир. «Макбет»
Я успел задрать и расправить немало трехслойных сборчатых юбок, стянуть немало ворсистых рейтуз, забросить себе на плечи немало ног в подбитых гвоздями деревянных башмаках.
– Сколько лет вы бы ей дали?
– Э-э… тридцать пять?
– Пятьдесят. Я думаю, она выглядит так потому, что считает себя бессмертной
Мне сказали… сказали, что в Кенигсберге перебили всех пациентов психиатрической больницы. Зачем? Чтобы освободить койки. Для кого? Для солдат, которые спятили, убивая в Польше и России женщин и детей.
Сей маленький ритуал имел огромное социосексуальное значение, ибо мы, она и я, жили в стране, где он приравнивался к преступному сговору.
Что говорила мышь? Она говорила: чтобы смягчить мою участь, умиротворить тебя, я могу предложить лишь полноту и совершенство моей беззащитности.

GB

Но любовь: а что это такое?
Все, что Вы делаете и говорите, согревает меня, трогает и наполняет трепетом. Ваша красота представляется мне не допускающей уподоблений. В моих снах я целую Ваши губы, шею, горло, плечи, бороздку между Вашими грудями. Женщины, которую я целую, здесь и сейчас не существует. Она живет в будущем, в каком-то ином краю.
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)