Линор Горалик

Имени такого-то

Октябрь 1941 года. Немецкие войска приближаются к Москве, а работающая в тяжелейших условиях психиатрическая больница имени такого-то ждет приказа об эвакуации. В атмосфере тревожного ожидания чувства героев достигают высочайшего накала, а больничный и военный быт становится все более осязаемым. История находящихся в смертельной опасности людей, больных и медиков, превращается в многослойную аллегорию, в которой переплетается военная историческая реальность и поэтический вымысел, самоотверженный подвиг и безумие, страх и надежда. К написанию этой книги автор готовилась много лет, опираясь на историю сложнейшей эвакуации московской больницы им. Алексеева (более известной как «Кащенко»). Линор Горалик — писательница, поэтесса и журналистка, преподавательница НИУ ВШЭ и Шанинки.
163 printed pages
Publication year
2022

Other versions

More about the book

Have you already read it? How did you like it?
👍👎

Impressions

    Ирина Панькоshared an impression2 months ago
    💧Soppy

    Слушала сегодня подкаст с Аней Яковлевой, директором независимого книжного магазина "Перемен" в Новосибирске. И вот она говорит: "В любой непонятной ситуации читайте Линор Горалик... Я сотворяю себе кумира уже 15 лет, и мне не стыдно... Это просто то, что нужно читать, чтобы потом не было стыдно, что вы с ней в одно время жили и не читали".

    И в общем это всё, что нужно знать про моё отношение к Линор Горалик, за исключением, может быть, 15 лет.

    "Имени такого-то" - эта новая книга, уже номинированная на "Большую книгу", основана, как говорится, на реальных событиях - эвакуации из Москвы в 1941 году психиатрической больницы имени Алексеева, больше известной как "Кащенко".

    Уже сама аннотация производит впечатление, а если к реальным событиям приложить талант и нестандартное видение Линор Горалик, то получится что-то совсем из ряда вон.

    Так и получилось. Мне кажется, отправной точкой этой книги послужила фраза из отчетной записки одного из организаторов эвакуации: "Условия были нечеловеческими". Так автор просто делает шаг за грань "человеческого", а там - немыслимые вещи.

    Живые машины, болеющее метро, весточки с того света, клюющие на удочку одной пациентки, самопереводящиеся на немецкий язык научные монографии... Если бы всё это не было так страшно и так больно, я хотела бы жить в этом мире.

    Да, такое вот сложное и противоречивое чувство. Горалик вообще мастер создавать такие сложносочиненные и тонкие ощущения, когда, например, у тебя одновременно перехватывает дыхание на секунду, вскипают слезы и губы растягиваются в улыбке, потому что сразу и страшно, и тошно, и прекрасно.

    "Установки ПВО лежали у стены кухонного флигеля, возле вытяжек, там, где потеплее. Он прикончил каждую одним выстрелом, упирая ствол под самое дуло, туда, где на вздохе приподнималась и опадала серая, грубая, поросшая черной щетиной шкура. Густая темно-желтая кровь медленно полилась на снег."

    От этого такого человеческого нечеловеческого сразу хочется обнять всех-всех и тоненько заскулить от ужаса.

    А вот регулярно высказываемая персонажами мысль, что вот "сейчас я умру, и хорошо, и всё" - совсем не кажется такой уж ужасной. И это самое страшное.

    Может сложиться впечатление, что это всё непроходимая чернуха, хтонь и тлен. Ну да. Но это всё равно невероятно прекрасно и светло, потому что даже в нечеловеческих условиях находятся люди, остающиеся человеками.

    olgacombesshared an impression4 months ago
    👍Worth reading
    🎯Worthwhile

    Некоторые книги приходят в твою жизнь так вовремя, что это пугает. И осознаёшь со всей ясностью что есть и синхрония и поле и мир идей…книга попала мне в руки незадолго до начала «спецоперации» в Украине. И невыносимо больно осознавать что несмотря на все через что мы прошли, это происходит снова…

    Ekaterina Leonovashared an impression4 months ago
    👍Worth reading

    Когда реальность и такая страшная, и такая обыденная, теряется возможность замечать нереальность, удивляться. Сон, война, бред, голод, самоистязание, сумасшествие, героизм, мешок картошки, живая баржа, электрошокер ради развлечения, запах разложения, светомаскировка, любовь.

Quotes

    Катя Трубейhas quoted5 months ago
    она чувствовала себя, как перед кондуктором автобуса: у нее всегда был билет — и всегда сердце уходило в пятки.
    Irina Sagataevahas quoted2 months ago
    Пошли мы в одних трусах на поле, босиком. Он говорит: ложись. Я лег, звезды видать, месяц. Он мне говорит: все видишь? Я говорю: все. Он говорит: что у тебя сзади? Я говорю: ничего, одна земля. Ты ее спиной, говорит, чувствуешь? Чувствую, говорю. Ну и все, говорит, весь мир ты сразу видишь, лежи себе и смотри, никуда он не девается. И я раз — и заснул.
    Ксенияhas quoted2 months ago
    И вы заткнитесь, — сказал Сидоров. — Все заткнитесь. Живем.

On the bookshelves

fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)