Моника Блэк

Земля, одержимая демонами: Ведьмы, целители и призраки прошлого в послевоенной Германии

Эта книга уникальна. Американский профессор Моника Блэк не просто обращается к послевоенному периоду Германии, но рассматривает трагические страницы прошлого через призму расцвета ведьмовства, народного целительства, повышенного интереса к тайным символам и знамениям, давая всем этим явлениям вполне рациональное объяснение. Как ученый-историк, Моника Блэк ищет истоки событий в давно минувших временах, обнаруживая, например, склонность жителей германских земель к колдовским практикам еще в Средневековье. Позднее эта склонность выплеснется в развитие оккультных наук в Третьем рейхе. Тяга немцев к магическим ритуалам и знахарям всех мастей после Второй мировой войны кажется в этом ряду вполне логичной. Массовая гибель людей, крах государства, коллективное чувство вины — все это подталкивало граждан вновь образованной Федеративной Республики Германия искать поддержку в сфере иррационального.
Книга полна примеров, связанных с конкретными судьбами, повествование легко воспринимается и захватывает не меньше иного мистического триллера.
422 printed pages
Original publication
2021

Impressions

    Дмитрий Яковлевshared an impression21 days ago
    💀Spooky
    🚀Unputdownable

    Впечатляющее исследование. Автору удалось проникнуть в сердце тьмы, а именно в суть послевоенного германского мистицизма и колдовства. Пока читал, вспомнил что реальный прототип Эмили Роуз из ужастика - как раз немецкая девочка из 50-х и всё встало на свои места..

    Увлекательная манера рассказа в книге балансирует с фактами и документальностью. Советую

    Anna Kolmykovashared an impression19 days ago
    👍Worth reading

    Это было жутковато. Но интересно!

    Лично для меня книга наконец-то раскрыла немцев как нацию в историческом контексте. И их страсть к колдовским практикам ещё со времен Средневековья.

    Конечно, после (или накануне) больших потрясений любое общество ударяется в мистику и эзотерику, вспомним Россию перед революцией. Но у немцев какая-то своя, совершенно безумная изюминка.

    Fyodor Krasheninnikovshared an impression9 days ago
    👍Worth reading

Quotes

    Stasia Trushas quoted2 days ago
    Такое сильное воздействие и культурный резонанс этих воспоминаний, возможно, коренятся в важном лингвистическом разграничении. В немецком языке слово «вина» (Schuld) имеет больший психологический вес, чем в английском, утверждал социолог Ральф Дарендорф. Оно «всегда несет оттенок непоправимости», чего-то, что «невозможно отменить метафизическим страданием». Иначе говоря, такая вина не равна тому, чтобы быть признанным преступником по суду. Она пробуждает трансцендентное чувство смятения, ощущение клейма, делающего своего носителя неспособным к обновлению или спасению
    Stasia Trushas quoted2 days ago
    То, что немцы видели, тем более предпочитали постичь при виде плакатов с изображением тяжелобольных, предельно истощенных выживших узников и гор трупов, которыми бойцы оккупационных сил увешали их города, или при просмотре фильмов о жестокостях, снятых союзниками, то, что они слышали, следя по радио за Нюрнбергскими процессами, нередко сильно отличалось от ожиданий оккупантов. Горы тел из разных лагерей выглядели практически одинаково. Пропаганда Третьего рейха часто использовала те же образы применения насилия против немцев, и у некоторых возникал вопрос, фотографии из каких именно концентрационных лагерей в действительности демонстрируются
    Stasia Trushas quoted2 days ago
    Большинство немцев казались в принципе неспособными признать даже малейшую степень противоправности, антисемитизма, преданности нацистскому государству и его политике

On the bookshelves

fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)