Эрнст Теодор Амадей Гофман

Щелкунчик и мышиный король

Творчество знаменитого немецкого писателя Э. Т.А. Гоф­мана представлено в этой книге двумя сказками — «Щелкунчик и мышиный король» (1816) и «Повелитель блох» (1822), которые обрели славу признанных шедевров европейской романтической литературы. На страницах гофмановских произведений причудливым образом сходятся различные сферы бытия и повествовательные планы, высшая, вневременная, сказочно-мифологическая реальность и обыденно-прозаическая современность, фантастические персонажи и герои, взятые из мира повседневной жизни. За их прихотливой чередой незримо, а порой и явно, присутствует Автор — оригинальный мифолог-мистик и певец «стихийных духов», бескомпромиссный сатирик, зорко подмечающий социальные и нравственные изъяны своей эпохи, лукавый пародист-пересмешник, артистично и самозабвенно «играющий в литературу» и создающий виртуозные «отражения» Искусства и Жизни.
277 printed pages

Impressions

    рауф Багировshared an impression2 years ago

    Очень хорошая книга

    Сэр Пухshared an impression2 years ago
    👍Worth reading

    7

    hank owlshared an impression2 years ago
    👍Worth reading
    💡Learnt A Lot
    🎯Worthwhile
    😄LOLZ
    🐼Fluffy

    В общем, сказочка та еще

    В самом начале поразило, как в чинном бюргерском доме старшая сестра проповедует младшим брату и сестре, что рождественские подарки, купленные родителями, прошли через канцелярию младенца Христа. И вообще он знает лучше, что им надо, поэтому нечего мечтать, нечего желать, сидите на попках ровно и радуйтесь всему, что получите под елочкой.

    "Итак, дети отлично знали, что родители накупили им всяких чудесных подарков и сейчас расставляют их на столе, но в то же время они не сомневались, что добрый младенец Христос осиял все своими ласковыми и кроткими глазами и что рождественские подарки, словно тронутые его благостной рукой, доставляют больше радости, чем все другие. Про это напомнила детям, которые без конца шушукались об ожидаемых подарках, старшая сестра Луиза, прибавив, что младенец Христос всегда направляет руку родителей, и детям дарят то, что доставляет им истинную радость и удовольствие; а об этом он знает гораздо лучше самих детей, которые поэтому не должны ни о чём ни думать, ни гадать, а спокойно и послушно ждать, что им подарят. Сестрица Мари призадумалась, а Фриц пробормотал себе под нос: «А все-таки мне бы хотелось гнедого коня и гусаров»."

    Эм... Нет уж, подайте-ка лучше детям Санту, деда Мороза или еще кого-нибудь, исполняющего желания детей. Избавьте их от этой удивительной процедуры "Кто-то знает лучше тебя, что тебе нужно".

    Затем прочитала нечто еще более странное. Какой-то дядька в потрепанном сюртуке втерся в доверие к обеспеченным бюргерам и в крестные к их детям. И начал морочить голову всему семейству, а в особенности младшей дочке Мари. Этакое промывание мозгов, гипноз, нлп made in 18-й век. Ибо она самая впечатлительная и внушаемая. Причем, намерения у него самые банальные. Хитрый дядька намерен оженить своего племянника на богатой девице и поправить материальное положение. Помним, про потрепанный пиджачок, да?

    И в ход идут любые ухищрения. Уродливая кукла, внешне напоминающая дядю и племянника (чтобы запечатлеть в сознании Мари нужный образ), высмеивание привязанности к Щелкунчику (женщины любят жалеть несчастненьких и угнетаемых через сопротивление среды общения, назло людскому мнению, так сказать), дурацкие заунывные стишки (гипноз или нлп - 146%), страшные сказки (чтобы окончательно свести клиентку с ума). Короче, довел бедную девочку до мозговой горячки и рождественских галлюцинаций, а потом притащил принаряженного племянника. И все. Птичка попалась в силки.

    А родители и рады спихнуть странноватую, экзальтированную дочку хоть кому-нибудь, раз она оказалась с дефектом аля немецкий романтизм. Страшная штука этот немецкий романтизм, вот что я скажу. Особенно, под рождество.

Quotes

    ksagoyanhas quoted10 months ago
    Продолжение сказки о крепком орехе

    — Теперь вы знаете, дети, — начал так советник Дроссельмейер на другой день вечером, — почему королева так беспокоилась о новорожденной принцессе. Да и как ей было не беспокоиться при мысли о том, что в любую минуту Мышильда может вернуться и исполнить свою угрозу. Машинки Дроссельмейера не могли ничего сделать против умной, предусмотрительной крысы, и придворный астроном, носивший титул тайного обер-звездочета, объявил, что единственным средством оставалось просить помощи у кота Мура, который один вместе со своей семьей мог спасти принцессу и отвадить Мышильду от колыбельки. Поэтому-то каждая из нянек, дежуривших при принцессе, держала на коленях по одному из сыновей кота Мура, которым пожаловали за это при дворе почетные должности, причем няням приказано было постоянно щекотать им за ухом для облегчения выполнения возложенной на них обязанности.
    Как-то ночью случилось, что одна из двух обер-гофнянек, сидевшая у самой колыбели, незаметно вздремнула, а за ней заснули все остальные няньки и коты. Внезапно проснувшись, она с испугом огляделась — тишина! Ни шороха, ни мурлыканья! И только древесный червячок точил где-то стену. Но каков же был ужас няни, когда она вдруг увидела, что на подушке колыбели, как раз возле самого лица принцессы, сидела огромная седая крыса и прямо глядела на нее своими противными глазами! С криком, разбудившим всех, бросилась нянька к принцессе, но Мышильда (это была она) успела уже прошмыгнуть в угол комнаты. Коты кинулись за ней, но не тут-то было! Она исчезла в щели в полу. Принцесса между тем проснулась от шума и громко расплакалась.
    ksagoyanhas quoted10 months ago
    огодите же, не идите очень скоро, здесь так хорошо, — продолжала Мари.
    Щелкунчик остановился, хлопнул в ладони, и сейчас же вышли им навстречу маленькие пастухи и пастушки, охотники, такие белые и нежные на вид, что, казалось, они были сделаны из чистого сахара. Мари только сейчас их заметила, хотя они давно уже гуляли в лесу. Они принесли прекрасное золотое кресло, положили на него мягкую шелковую подушку и любезно предложили Мари отдохнуть. Едва она села, как пастухи и пастушки протанцевали перед ней прекрасный балет под музыку охотничьих рогов, и затем все скрылись в кустарниках.
    — Извините, милая фрейлейн Штальбаум, если танец показался вам немножко однообразным, но это танцоры из нашего механического театра и могут танцевать всегда только одно и то же. Потому и охотники так сонно дули в свои рога; им досадно также, что они не могут достать повешенных слишком высоко на этих деревьях конфет. Но не угодно ли вам отправиться дальше?
    — Да что вы, балет был просто прелесть какой и мне очень понравился! — сказала Мари, вставая с кресла и отправляясь вслед за Щелкунчиком.
    Они пошли вдоль светлого струившегося ручейка, который наполнял своим чудным благоуханием весь лес.
    — Это Апельсиновый ручей, — ответил Щелкунчик на расспросы Мари, — он правда очень хорошо пахнет, но по своей красоте не может сравниться с Лимонадной речкой, впадающей в озеро Миндального Молока, которые мы сейчас увидим.
    До слуха Мари в самом деле стали доноситься шум и журчание воды, и скоро увидела она широкий лимонадный поток, кативший свои светлые, сверкавшие радужными переливами волны среди изумрудных кустов. Приятная, бодрящая грудь и дыхание прохлада веяла от прекрасных вод. Неподалеку лениво струился какой-то желтоватый мутный ручеек с очень приятным запахом; на берегу его сидели красивые детки и удили маленьких толстых рыбок, которых тут же съедали.
    ksagoyanhas quoted10 months ago
    Сражение

    — Бей походный марш, барабанщик! — громко крикнул Щелкунчик, и в тот же миг барабанщик начал выбивать такую сильную дробь, что задрожали стекла в шкафу.
    Затем внутри его что-то застучало, задвигалось, и Мари увидела, что крышки ящиков, в которых были расквартированы войска Фрица, отворились, и солдаты, торопясь и толкая друг друга, впопыхах стали прыгать с верхней полки на пол, строясь там в правильные ряды. Щелкунчик бегал вдоль выстроившихся рядов, ободряя и воодушевляя солдат.
    — Чтобы ни один трубач не смел тронуться с места! — крикнул он сердито и затем, обратясь к побледневшему Полишинелю, у которого заметно дрожал подбородок, торжественно сказал: — Генерал! Я знаю вашу храбрость и опытность; вы понимаете, что мы не должны терять ни одной минуты! Я поручаю вам командование всей кавалерией и артиллерией; самому вам лошади не надо, у вас такие длинные ноги, что вы легко поскачете на своих двоих. Исполняйте же вашу обязанность!
    Полишинель тотчас же приложил ко рту свои длинные пальцы и так пронзительно свистнул, что и сто трубачей не смогли бы затрубить громче. Ржание и топот раздались из шкафа ему в ответ; кирасиры, драгуны, а главное — новые, блестящие гусары Фрица, вскочив на лошадей, мигом попрыгали на пол и выстроились в ряды. Знамена распустились, и скоро вся армия, предводительствуемая Щелкунчиком, заняла под громкий военный марш правильную боевую позицию на середине комнаты. Пушки с артиллеристами, тяжело гремя, выкатились вперед. «Бум! Бум!» — раздался первый залп, и Мари увидела, как ядра из драже полетели в самую гущу мышей, обсыпав их добела сахаром, чем, казалось, они были очень сконфужены. Особенно много вреда наносила им тяжелая батарея, поставленная на мамину скамейку для ног и обстреливавшая их градом твердых круглых пряников, от которых они с писком разбегались в разные стороны.
    Однако основная их масса придвигалась все ближе и ближе, и даже некоторые пушки были уже ими взяты, но тут от дыма выстрелов и возни поднялась такая густая пыль, что Маша не могла ничего различить. Ясно было только то, что обе армии сражались с необыкновенной храбростью и победа переходила то на ту, то на другую сторону. Толпы мышей все прибывали, и их маленькие серебряные ядра, которыми они стреляли необыкновенно искусно, долетали уже до шкафа. Трудхен и Клерхен сидели, прижавшись друг к другу, и в отчаянии ломали руки.
    — О, неужели я должна умереть вот так, во цвете лет! Я! Самая красивая кукла! — воскликнула Клерхен.
    — Для того ли я так долго и бережно хранилась, чтобы погибнуть здесь, в четырех стенах! — перебила Трудхен; и, бросившись друг другу в объятия, они зарыдали так громко, что их можно было слышать даже сквозь шум сражения

On the bookshelves

fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)