Read

Таинственный незнакомец

Замыслу «Таинственного незнакомца» Марк Твен придавал совершенно особый характер; он считал, что здесь ему удалось до конца высказаться по ряду волновавших его социальных и морально-философских вопросов.По повести в 1989 году на киностудии «Ленфильм» режиссер Игорь Масленников снял художественный фильм «Филипп Траум».
more
Impression
Add to shelf
Already read
122 printed pages
Классика

ImpressionsAll

👍
🚀Unputdownable

Elena Beilina
Elena Beilinashared an impression10 months ago
👍
🔮Hidden Depths

Печально, но все так и есть. Незавидный мы народец:(

👍
🔮Hidden Depths

👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable

Berkutov Rashit
Berkutov Rashit shared an impression2 years ago
👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
💞Loved Up
🌴Beach Bag Book
😄LOLZ

Очень рекомендую)

QuotesAll

Наука совсем ни к чему простым людям: она порождает в них недовольство своей судьбой
Ученьем нас не обременяли. Нас учили прежде всего быть добрыми христианами, почитать деву Марию, церковь и святых мучеников. Это – главное. Знать остальное считалось необязательным и даже не очень желательным. Наука совсем ни к чему простым людям: она порождает в них недовольство своей судьбой; судьба же их уготована господом богом, а бог не любит того, кто ропщет.
Нет бога, нет вселенной, нет жизни, нет человечества, нет рая, нет ада. Все это только сон, замысловатый дурацкий сон. Нет ничего, кроме тебя. А ты только мысль, блуждающая мысль, бесцельная мысль, бездомная мысль, потерявшаяся в вечном пространстве.
– Ты прав, я смеялся над тобой, Теодор. Из страха, что на тебя донесут, ты бросил в женщину камнем, когда вся душа твоя была против. Но я смеялся над ними тоже.
– Почему?
– Потому что они испытывали то же, что ты.
– Как же так?
– Если хочешь знать, из шестидесяти восьми человек, которые там стояли, шестидесяти двум так же не хотелось бросать в эту женщину камнем, как и тебе.
Знать остальное считалось необязательным и даже не очень желательным. Наука совсем ни к чему простым людям: она порождает в них недовольство своей судьбой; судьба же их уготована господом богом, а бог не любит того, кто ропщет.
Наука совсем ни к чему простым людям: она порождает в них недовольство своей судьбой; судьба же их уготована господом богом, а бог не любит того, кто ропщет.
Наука совсем ни к чему простым людям: она порождает в них недовольство своей судьбой; судьба же их уготована господом богом, а бог не любит того, кто ропщет.
Наука совсем ни к чему простым людям: она порождает в них недовольство своей судьбой; судьба же их уготована господом богом, а бог не любит того, кто ропщет.
Обычно же дело происходит вот так.
Горстка крикунов хочет войны. Церковь для видимости пока еще возражает, воровато оглядываясь по сторонам. Народ, неповоротливая, туго думающая громадина, протрет заспанные глаза и спросит недоуменно: «К чему мне эта война?» — а потом скажет, от души негодуя: «Не нужно этой несправедливой и бесчестной войны». Горстка крикунов удвоит свои усилия. Несколько приличных людей станут с трибуны и с печатных страниц приводить доводы против войны. Сначала их будут слушать, им будут рукоплескать. Но это продлится недолго. Противники перекричат их, они потеряют свою популярность, ряды их приверженцев поредеют. Затем мы увидим прелюбопытное зрелище: ораторы под градом камней сбегают с трибуны, озверелые орды людей (которые втайне по-прежнему против войны, но уже никому не посмеют в этом признаться) удушают свободу слова. И вот вся страна вместе с церковью издает боевой клич, кричит что есть духу до хрипоты и линчует честных людей, поднимающих голос протеста. Вот уже стихли и их голоса. Теперь государственные мужи измышляют фальшивые доводы и возлагают ответственность на страну, на которую сами напали. И каждый, ликуя в душе, что ему дают снова шанс почувствовать себя порядочным человеком, прилежно твердит эти доводы и спешит заткнуть уши, услышав хоть единое слово критики. Мало-помалу он сумеет увериться, что его страна ведет справедливый и честный бой, и, надув таким образом самого же себя, вознесет благодарственную молитву всевышнему и обретет наконец душевный покой.
Монархии, аристократические правления и религии будут и впредь процветать, а вы будете под ярмом, оскорбленные и униженные, потому что вы рабы меньшинства и хотите оставаться рабами. Не было и не будет такой страны, где большинство было бы действительно предано монарху, вельможе или священнику!
Наука совсем ни к чему простым людям: она порождает в них недовольство своей судьбой; судьба же их уготована господом богом, а бог не любит того, кто ропщет.

On the bookshelvesAll

Алина Лунёва

Иностранка

Евгений Марченко

Прочесть

Maxim Bindus

Марк Твен

yulie

художественная литература

Related booksAll

Related booksAll

Марк Твен

Сделка с сатаной

Марк Твен
Ис­то­рия с при­ви­де­нием

Марк Твен

История с привидением

Марк Твен

Жанна д'Арк

Марк Твен

Укрощение велосипеда

Марк Твен

Относительно табака

Марк Твен

Соединенные Линчующие Штаты

Марк Твен

Когда кончаешь книгу

On the bookshelvesAll

Иностранка

Прочесть

Марк Твен

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)