ru
Free
Read

Борис Годунов

Реалистическая драма Александра Сергеевича Пушкина, созданная в 1825 году во время ссылки в Михайловское. Её замысел возник у поэта после прочтения «Истории государства Российского» Н.М. Карамзина. Описание Смуты начала XVII века и борьбы за русский престол напомнило Пушкину его собственное время, а тема власти стала одной из основных в произведении.
more
Impression
Add to shelf
Already read
66 printed pages
БесплатноКлассика

ImpressionsAll

💡Learnt A Lot

👍
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile

Я в восторге. Снова убедилась в гениальности Пушкина

Очень хорошая книга, хоть я и книги про историю не очень люблю, но эта понравилась)

Degtiareva Olga
Degtiareva Olgashared an impression3 months ago
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable

На удивление, опера оставила более сильные впечатления. Видимо, там, как ни как, были задействованы гении сразу двух великих людей...

syperanton
syperantonshared an impression2 years ago
👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
💞Loved Up

Супер

Anton  Kaurov
Anton Kaurovshared an impression18 days ago
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot

Lika
Likashared an impression3 months ago
👍
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile

Безумно понравилось. Может потому, что очень сильно люблю историю, в особенности Смутное время

Berkutov Rashit
Berkutov Rashit shared an impression6 months ago
🔮Hidden Depths

👎
💤Borrrriiinnng!

🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🚀Unputdownable

serafima0512
serafima0512shared an impression9 months ago

Интересна книга

👍
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile

👍

🙈Lost On Me
🎯Worthwhile

👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable

dunya3010
dunya3010shared an impressionlast year
🔮Hidden Depths

Денис
Денисshared an impressionlast year
🎯Worthwhile

unlee
unleeshared an impressionlast year
👍
🔮Hidden Depths

amekan
amekanshared an impressionlast year

Это произведение наглядно изображает процесс погружения народа в смутные времена, неспособность элит того времени управлять народной Верой в совместное будущее и предпочтение народом сверхъестественной, высшей справедливости в лице "воскресшего" самозванца, в противовес реальной власти, лишающей его, "народ" последней возможности чувствовать себя свободным, посредством отмены "Юрьева дня". Свобода, пограничная ценность между жизнью и смертью, она первое (по праву рождения) и она же последнее (как у нищего), что можно забрать у человека. Так, в последней части нищий просит милостыни у пленённых детей Годунова, на что Феодор отвечает: ты богаче чем я, ты свободен.

Zarrinka
Zarrinkashared an impression2 years ago
👍
💡Learnt A Lot

QuotesAll

“История государства Российского” есть не только создание великого писателя, но и подвиг честного человека
Не изменяй теченья дел. Привычка —
Душа держав
наука сокращает
Нам опыты быстротекущей жизни
Нет, нет! нельзя молиться за царя Ирода — богородица не велит.
Шуйский
Перешагнет; Борис не так-то робок!
Игумен
Из роду Отрепьевых, галицких боярских детей. Смолоду постригся неведомо где, жил в Суздале, в Ефимьевском монастыре, ушел оттуда, шатался по разным обителям, наконец пришел к моей чудовской братии, а я, видя, что он еще млад и неразумен, отдал его под начал отцу Пимену, старцу кроткому и смиренному; и был он весьма грамотен; читал наши летописи, сочинял каноны святым; но, знать, грамота далася ему не от господа бога...
Патриарх
Уж эти мне грамотеи! что еще выдумал! буду царем на Москве! Ах он, сосуд диавольский! Однако нечего царю и докладывать об этом; что тревожить отца-государя? Довольно будет объявить о побеге дьяку Смирнову али дьяку Ефимьеву; эдака ересь! буду царем на Москве!.. Поймать, поймать врагоугодника, да и сослать в Соловецкий на вечное покаяние. Ведь это ересь, отец игумен.
Игумен
Ересь, святый владыко, сущая ересь.
Перешагнет; Борис не так-то робок!
Бросает его об земь. Ребенок пищит.)
Грибоедов критиковал мое изображение Иова; патриарх, действительно, был человеком большого ума, я же по рассеянности сделал из него дурака
Благослови господь
Тебя и днесь, и присно, и вовеки
Игумен
Из роду Отрепьевых, галицких боярских детей. Смолоду постригся неведомо где, жил в Суздале, в Ефимьевском монастыре, ушел оттуда, шатался по разным обителям, наконец пришел к моей чудовской братии, а я, видя, что он еще млад и неразумен, отдал его под начал отцу Пимену, старцу кроткому и
Москва. Царские палаты
Варлаам
А пьяному рай, отец Мисаил! Выпьем же чарочку за шинкарочку...
Однако, отец Мисаил, когда я пью, так трезвых не люблю; ино дело пьянство, а иное чванство; хочешь жить, как мы, милости просим — нет, так убирайся, проваливай: скоморох попу не товарищ.
Спокойствием, бесстыдностью нежданной
Плачь, баловень!
(Бросает его об земь. Ребенок пищит.)
Ну, то-то же
не как трагедия совести царя-преступника, а как чисто политическая и социальная трагедия.
Ночь. Келья в чудовом монастыре

(1603 года)
Отец Пимен, Григорий спящий.
Пимен

(пишет перед лампадой)
Еще одно, последнее сказанье —
И летопись окончена моя,
Исполнен долг, завещанный от бога
Мне, грешному. Недаром многих лет
Свидетелем господь меня поставил
И книжному искусству вразумил;
Когда-нибудь монах трудолюбивый
Найдет мой труд усердный, безымянный,
Засветит он, как я, свою лампаду —
И, пыль веков от хартий отряхнув,
Правдивые сказанья перепишет,
Да ведают потомки православных
Земли родной минувшую судьбу,
Своих царей великих поминают
За их труды, за славу, за добро —
А за грехи, за темные деянья
Спасителя смиренно умоляют.
На старости я сызнова живу,
Минувшее проходит предо мною —
Давно ль оно неслось, событий полно,
Один
(тихо)
О чем там плачут?
Другой
А как нам знать? то ведают бояре,
Не нам чета.
Они любить умеют только мертвых.
входит)
Достиг я высшей власти;
Шестой уж год я царствую спокойно.
Но счастья нет моей душе. Не так ли
Мы смолоду влюбляемся и алчем
Утех любви, но только утолим
Сердечный глад мгновенным обладаньем,
Уж, охладев, скучаем и томимся?..
Напрасно мне кудесники сулят
Дни долгие, дни власти безмятежной —
Ни власть, ни жизнь меня не веселят;
Предчувствую небесный гром и горе.
Мне счастья нет. Я думал свой народ
В довольствии, во славе успокоить,
Щедротами любовь его снискать —
Но отложил пустое попеченье:
Живая власть для черни ненавистна,
Они любить умеют только мертвых.
Безумны мы, когда народный плеск
Иль ярый вопль тревожит сердце наше!
Бог насылал на землю нашу глад,
Народ завыл, в мученьях погибая;
Я отворил им житницы, я злато
Рассыпал им, я им сыскал работы —
Они ж меня, беснуясь, проклинали!
Пожарный огнь их домы истребил,
Я выстроил им новые жилища.

On the bookshelvesAll

Natalia Beloshytskaya

Классика

Anastasiya Nagurnova

Старая добрая классика

Иван Сосунов

Пушкин

Alexandra

Лена

Related booksAll

Related booksAll

Александр Пушкин

Медный всадник

Александр Пушкин

Маленькие Трагедии

Александр Пушкин

Полтава

Александр Пушкин

Пиковая Дама

Александр Пушкин
Кав­каз­ский плен­ник

Александр Пушкин

Кавказский пленник

Александр Пушкин

Моцарт и Сальери

Александр Пушкин

Песнь о вещем Олеге

On the bookshelvesAll

Классика

Старая добрая классика

Пушкин

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)