QuotesAll

Подобные маятниковые движения проходят сквозь всю историю. Китайцы осознали это в терминах «инь» и «ян». Инь — женское, порождающее, ночное, текучее, смазывающее границы предметов и восстанавливающее целостность мира; ян — мужское, рожденное, дневное, твердое, разумно разграничивающее предметы…
После всех больших внешних перемен, великих строек и великих ломок приходили оскомина ко всему внешнему, стремление внутрь, в глубину. Это не только в наш век и в нашей стране; что-то подобное было уже в Древнем Китае,
Инь — женское, порождающее, ночное, текучее, смазывающее границы предметов и восстанавливающее целостность мира; ян — мужское, рожденное, дневное, твердое, разумно разграничивающее предметы…
На первый план выступают различия вероисповеданий. Каждая религиозная община замыкается в своей обрядности и в своем чувстве мнимого духовного превосходства (я назвал его гордыней вероисповедания). То, что христиане называют самостью — распухшее «я», — очень легко перекрашивается в самоутверждение веры. Я, дескать, смиренный грешник, но моя вера абсолютно истинна. Черты этой болезни я с огорчением видел у многих своих друзей, иногда — с национальным осложнением, с верой в народ-мессию. Все это заставляет отойти в сторону и слушать церковную музыку дома. Не связывая ее с верой в неестественное зачатие.
Кто сейчас здоров? Целые народы больны — на грани психических срывов, массовых истерик.
Мы живем на переломе двух эпох. Стремительно развивается мир «иметь» (ускорение, развитие, дифференциация); и нарастают трудности, вызванные дифференциацией, потребность остановиться, уйти в глубь себя, восстановить чувство целостности мира, чувство вечности. Эта тенденция связана с возрождением мифа (миф лучше схватывает целостность) и реставрацией религии.
Нильса Бора: «Поверхностной истине противостоит ложь; глубокой — другая истина, также глубокая».
По индийской притче, четверо слепых ощупывали слона. Один пощупал хобот и сказал: слон похож на змею. Другой пощупал клык и нашел сходство с копьем. Третий — брюхо и сравнил его с мешком. Четвертый — ногу: она показалась столбом. Вывод из этой притчи — терпимость к чужим верованиям: все они — метонимии истины, часть, принятая за целое, но часть реальная, живая.
Книга «Иметь и быть»

On the bookshelvesAll

Maxim Budarin

Общество и философия

Dandelion Wine

Fiction

Dandelion Wine

Эзотерика

sovayda

Померанц

Related booksAll

Related booksAll

Григорий Померанц
Сту­пени гло­ба­ли­за­ции

Григорий Померанц

Ступени глобализации

Григорий Померанц
Под­ступы к Пре­об­ра­же­нию

Григорий Померанц

Подступы к Преображению

Григорий Померанц
Раз­вер­ты­ва­ние аль­тер­на­тив

Григорий Померанц

Развертывание альтернатив

Григорий Померанц
Оди­ноко про­чер­чен­ный путь

Григорий Померанц

Одиноко прочерченный путь

Григорий Померанц
Сер­ная спичка

Григорий Померанц

Серная спичка

Григорий Померанц
Ка­та­строфы – путь к осо­зна­нию себя (ин­тер­вью)

Григорий Померанц

Катастрофы – путь к осознанию себя (интервью)

Андрей Зубов, Григорий Померанц
Пе­ре­писка из двух квар­та­лов

Андрей Зубов, Григорий Померанц

Переписка из двух кварталов

On the bookshelvesAll

Общество и философия

Fiction

Эзотерика

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)